Не пропусти
Порода собак Фокстерьер гладкошерстный 1. Собака английского джентльмена. Происхождение и эволюция породы В кинологической литературе высказывается мнение, что огромное разнообразие пород собак является следствием (наряду с мутациями) существования различных типов доисторических собак, каждый из которых дал толчок развитию определенных групп пород.

Мы и Фокстерьер Рекс

Порода собак Фокстерьер гладкошерстный

1. Собака английского джентльмена. Происхождение и эволюция породы

В кинологической литературе высказывается мнение, что огромное разнообразие пород собак является следствием (наряду с мутациями) существования различных типов доисторических собак, каждый из которых дал толчок развитию определенных групп пород. Так, считается, что предком терьеров, шнауцеров и пинчеров была доисторическая разновидность, известная в науке под названием «торфяная собака». На континенте разводили пинчеров и шнауцеров, а родиной терьеров являются Британские острова.

Первые упоминания о терьерах восходят к XI—XII векам.

Терьеры — большая группа разнообразных по внешнему виду и размерам собак, имеющих общее происхождение (рис. 1). Основное их назначение с самого начала сугубо утилитарное — собак используют как помощников в охоте на грызунов, мелких хищников (хорей, норок), а также лисиц и барсуков, которых четвероногие охотники должны добывать из-под земли (рис.

2). В литературе есть ссылки и на то, что в Англии в период позднего Средневековья терьеров скрещивали с низкорослыми мелкими бракками — небольшими гончими, для того чтобы получить разновидность терьера, способного с голосом преследовать добычу, т.е. применять его для охоты на зайца. Правда, есть и другое мнение: способность преследования с голосом унаследована терьерами от их прародителя — торфяной собаки, поскольку пинчеры и шнауцеры также демонстрируют такую способность.

Кинолог Грюнер в своей книге «Английские терьеры» (1896) отмечает, что уже в XIV веке различные виды терьеров использовались для охоты на лисиц. Доказательством тому служит манускрипт, относящийся к XIV веку, с упоминанием собак, которые вполне могли быть предками фокстерьера — на это указывает форма ушей (приподнятые) и очень длинная голова. Эти собаки использовались в охоте на лисиц.

Раудон Ли в книге «Фокстерьер» приводит следующие даты. В 1486 году Юлиана Бернерс, писавшая об охоте, уже совершенно конкретно рассказывает о терьере, умеющем добывать лис из их подземных убежищ. В 1576 году издается известная работа Иоганна Каюза (профессора Кембриджского университета, придворного врача Эдварда VI и Елизаветы I) под названием «Английские собаки», написанная на латинском языке для доктора медицины Базельского университета Конрада фон Геснера, который готовил труд «История животных».

Этот труд издается в Цюрихе в 1553 году, а работа Каюза «Английские собаки» увидела свет в Лондоне, но в переводе Абрахама Флеминга (была переиздана в Лондоне Л. В. Гиллом в 1880 году).

Каюз назывет маленьких «подземных» собак террарами (от латинского слова terra — земля). Террары (рис. 3) уже к тому времени пользуются у охотников репутацией отличных истребителей не очень крупных хищников, умеющих душить лисиц и барсуков.

Внешних признаков собак Каюз не приводит, но дает довольно характерное описание их работы: «Эти собаки охотятся на лисицу и барсука, и мы называем их «террары», так как они прытко, словно хорьки, проникают в самые невероятные уголки, залезают в норы, бесстрашно хватая зубами плотно засевшую под землей лису или барсука.

Они также облаивают хищников, и зверь волей-неволей бывает вынужден покинуть свое темное убежище. В противном случае собака вытаскивает его из норы и при этом зачастую душит» [14, с. 12] .

В старинной кинологической и охотничьей литературе терьерами стали называть всех британских собак, применявшихся для охоты под землей. Описание внешних данных этих собак — их размеров, сложения и окраса — тогда практически не приводилось. В том же 1576 году выходит «Книга об охоте» Георга Турбервилля.

Книга имела целый раздел, который так и назывался «Терьеры», и в нем рассказывалось о собаках, азартно преследующих в норах лисиц и барсуков. Однако Турбервилль обращает внимание читателя на такое, чисто практическое обстоятельство: «Лорд или джентльмен, который хочет развлечься норной охотой, должен иметь при себе с полдюжины вещей, чтобы было на чем лежать на земле, слушая работу терьера; некоторые используют для этого надувную подушку, сделанную из кожи и хорошо укрепленную со всех четырех сторон. С одного угла такая подушка имеет трубочку, через которую наполняется воздухом. Когда подушка хорошо надута, трубку перекрывают, подушку кладут на землю и уже на нее ложатся. Но такое времяпрепровождение имеет ряд отрицательных сторон.

И если лорд или джентльмен мало обращает внимание на то, что земля холодная и сырая, то он рискует заполучить хроническую болезнь».

В 1600 году есть упоминания об уже крупном заводчике терьеров — графе Монтее, который выводил исключительно злобных собак, предназначенных для истребления мелких хищников и лисиц.

В 1674 году в книге «Развлечение джентльмена» Николас Кокс также писал о маленьких собаках, которых используют для добывания зверей из-под земли.

На портрете английского короля Якова I (1566—1625) у ног монарха изображена белая собака, которая довольно похожа на терьера. Изображения собак, приводимые различными авторами, позволяют говорить о том, что терьеры, отдаленно напоминавшие современных фоксов, бесспорно, существовали среди множества рас этих собак. Однако делать вывод о том, что они являются представителями какой-либо конкретной породы, безусловно нельзя — ведь собаки с таким внешним видом могли быть единичными экземплярами.

Но одно то, что подобные представители появлялись среди многообразия собак с общим названием «терьеры», свидетельствует — для появления породы фокстерьер сформировался ряд конкретных предпосылок. Известный немецкий кинолог (и художник) Р. Штребель в книге «Немецкие собаки» пишет, что в Вене имелась картина датского художника Хамильтона, относящаяся примерно к 1700 году, на которой изображена собака — «уже почти типичный фокстерьер». Об этой же картине упоминает и английский заводчик И. А. Дойль.

Видел он ее в 1880 году, правда, не в Австрии, а в Голландии [13]. В Дрездене Р. Штребель осматривал картину Я. Йорданса (1593— 1678), написанную в начале XVII века, на которой изображен, как считает Штребель, фокстерьер (рис. 4).

Еще более похожую на фокстерьера собаку (рис. 5) изобразил примерно в то же время на одной из своих картин Г.

Дау. Кроме того, известный английский кинолог (XIX век) Р. Викарии сообщал, что в национальной картинной галерее в Антверпене он внимательно изучил картину К. Массейса (1466— 1530), на которой нарисован «довольно совершенный по формам фокстерьер.

Голова, уши и передние ноги отлично изображены и вполне отвечают идеалу. фокстерьера» [1, с. 122].

РИСУНОК 5. Терьер с пятнистыми ушами с картины Г. Дау

Известно также изображение собаки, сходной с фокстерьером, сделанное Георгом Стаббсом (1750). На картине запечатлен юноша на лошади с сидящим впереди него терьером.

Первое наиболее полное описание внешнего вида «подземных» собак дано в книге Даниеля «Загородный спорт» (1801): «Есть два вида терьеров: один из них жесткошерстный с длинной спиной и очень сильный, в большинстве своем черного или желтого окраса, смешанного с белым; другой — гладкошерстный, очень пропорционально сложенный, но с более короткой головой, с коротким корпусом, с очень жизнерадостным характером, конечности которого имеют рыже-коричневый или черный с рыжим окрас. Оба вида используют для охоты на лисиц и барсуков» [12].

В 1800 году описание терьера дается в книге Эдвардса «Британская кинология», где отмечается наличие как бы трех рас: черных собак с рыже-коричневыми конечностями, мордой и пятнами над глазами, рыжие и белые собаки с черными отметинами. Последние терьеры наиболее распространены, так как чрезвычайно соответствуют норной охоте. В 1803 году «Спортивный словарь» отмечал: «Терьеров лучших кровей разводят теперь всех окрасов — рыжих, черных с рыже-коричневыми отметинами, пятнистых, песочных, чисто-коричневых, а также белых с пятнами и чисто-белых.

При этом в каждом окрасе встречаются и жесткошерстные и гладкошерстные собаки.

Охотничьи качества у обеих разновидностей одинаковы, обе обладают сильной хваткой».

Известное полотно Сарториуса «Випер» (рис. 6) было написано в 1796 году, а обнаружено и сделано достоянием общественности лишь сто лет спустя — в 1896 году. Перед зрителем предстает белый терьер с пятнами на голове и корпусе. Конечно, Випер еще чрезвычайно далек от современного фокстерьера, но, тем не менее, он служит наглядным доказательством того, что уже в конце XVIII века существовали собаки, имеющие явное сходство с сегодняшними представителями породы. Другая картина Сарториуса изображает двух терьеров, один из которых целиком белый, а другой с двумя черными отметинами и маленькой подпалиной над правым глазом.

Интересен и такой факт. В коллекции доктора Росслина Брюса имеется картина неизвестного художника, датированная 1780 годом, с изображенным на ней мальчиком и двумя терьерами. Эти терьеры значительно в большей степени напоминают современных фоксов, чем Випер [14].

В собаке на картине де Вильде (1806) уже вполне можно узнать фокстерьера (рис. 7). В журнале «Шкатулка спортсмена» упоминается три вида терьеров, среди которых особо выделены и с особым уважением описаны маленькие собаки, выведенные специально для уничтожения хищников. Благодаря смелости и неустрашимости их с успехом применяли в английской парфорсной охоте на лисиц.

Любители такой охоты держали при стае фоксгаундов и несколько терьеров, в задачу которых входило выгнать или вытащить лисицу из норы, если она понорилась из-под гончих.

При изучении и анализе этапов становления фокстерьера как породы обращает на себя внимание тот факт, что речь идет не столько о лисьем терьере, сколько о терьерах вообще, а описание окрасов и внешнего вида в равной степени может относиться и к ирландским терьерам, и к вельштерьерам, и к другим породам терьеров. Тем не менее, прослеживание этих этапов имеет большое значение, так как для выделения специализированной породы лисьих терьеров из массы собак с общим собирательным названием должна была существовать определенная общественно-экономическая, а также кинологическая «почва», основа, на которой впоследствии сформировалась порода фокстерьеров. Выделение его в самостоятельную породу из определенного множества мелких охотничьих собак, применявшихся для истребления небольших хищников в норах, а также и для добывания другой дичи, можно отнести не ранее как к концу XVIII — началу XIX в.в.

Что же послужило толчком для начала выведения породы лисьих терьеров — ведь в то время существовало достаточно большое разнообразие терьеров, и многие из них с успехом могли быть использованы в норной охоте? Кто выдвинул социальный «заказ» на эту породу? Одной из причин (вполне возможно — и главной) являются изменения в экономической жизни Англии XVII века, повлекшие за собой и изменения ландшафта охотничьих угодий — прореженные и расчищенные лесные участки превращаются в культурные парки.

В условиях, когда гонного зверя видно издалека, появилась необходимость в применении паратых гончих — фоксгаундов, специализированных для охоты на лисиц (лисогоны).

Парфорсная охота на этого зверя приобретает все большую популярность, уступая лишь охоте на оленя со стаями стэггаундов. В 1769 году в Англии был организован первый клуб, объединивший любителей охоты на лисиц.

Страстными приверженцами охоты с лисогонами становятся не только богатые помещики, но и люди средних классов, которые содержали по два-три фоксгаунда, формировавших общественную стаю. Сравнительная доступность и демократичность делают охоту на лисиц не только популярным и престижным, но и национальным видом охоты. Вполне понятен поэтому порыв Раудона Ли, который восклицал: «Нас следовало бы назвать. нацией охотников на лисиц!»

Особого расцвета охота на лисиц в Англии достигает после 1815 года вплоть до середины века. Очень показателен такой факт. Завидев охоту, машинисты останавливали поезда на только начавших появляться железных дорогах. Л. П. Сабанеев так характеризовал всю значимость и масштабность этого вида охоты в Англии: «Трудно поверить, даже представить себе, какое громадное значение имеет охота на лисиц для целой страны не только в качестве главного спорта, но и важной отрасли сельского хозяйства. Содержание множества собак и лошадей, пикеров и наездников стоит огромных сумм, дает занятие тысячам людей и немалые выгоды земледельцам-фермерам, выводящим лошадей (гунтеров) и воспитывающих щенков.

Именно охота на лисиц превратила эту морскую нацию в лучших кавалеристов в мире, сделала верховую езду необходимою не только для богачей, но и для людей с небольшими средствами.

В открытии сезона охоты, можно сказать, принимает участие вся нация — обычное течение дел приостанавливается, пустеет парламент. Все политические знаменитости Англии, почти все без исключения, были псовыми охотниками» [7].

При такой постановке вопроса, какой же еще терьер, кроме специального лисьего, мог применяться в качестве вспомогательной норной собаки при стаях фоксгаундов!? Выведение специализированного фокстерьера для использования его в национальном виде охоты становилось уже делом престижа. Не случайно поэтому разведение фокстерьеров велось сначала по преимуществу при стаях.

Позже фокстерьер перестал играть роль вспомогательной собаки, превратившись в самостоятельную, и прочно завоевал симпатии англичан. Норная «специализация» за ним так и осталась, однако ареал охотничьего применения фокстерьера значительно расширился.

История фокстерьера в своем начале имеет много белых пятен. Это вполне понятно: заводчики, занимавшиеся разведением бесстрашных и злобных «подземных» собак, старались сохранить в тайне методы своей селекции, а также используемых производителей. Только значительно позже, с развитием кинологии и началом выставочной деятельности, производителей стали широко рекламировать и использовать. С определенной долей очевидности можно утверждать лишь следующее. В создании фокстерьера явно участвовали другие породы.

В старой литературе перечисляются: бигль, блэк-энд-тэн-терьер, а также бультерьер, привнесший в породу отчаянную, безоглядную смелость и злобу.

Любители парфорсной охоты по вполне понятным причинам разводили терьеров, стремясь получать собак, которые импонировали бы им не только своим внешним видом, но и, что особенно важно, своими охотничьими качествами. Рабочую злобную суку стремились крыть только таким же хорошим рабочим кобелем, мало заботясь о сохранении в потомстве однотипности внешнего облика. В расчет принимался только рост собак — чисто в практических целях стремились получать некрупных терьеров.

Из тех же соображений обращали внимание на шерсть — она должна была служить собаке надежной защитой на охоте в любых погодных условиях.

К началу XIX века в Англии существовало несколько ветвей норных терьеров, которых разводили при различных стаях. Считается, что все эти терьеры по породным признакам были уже достаточно близки к фокстерьеру. В своей статье для книги «Британские собаки» Д. Скотт, писавший об охоте, отмечал, что среди этих терьеров многие были с черно-подпалыми отметинами, встречались также совершенно белые. Появление трехколерных собак — черных, бурых, рыжих, белых с черными с подпалинами пятнами — очевидно объясняется практическим использованием терьеров, т.е. они должны были отличаться по окрасу от гончих. Поэтому вполне целесообразно было разведение трехцветных собак с преобладающим белым фоном, который делал их хорошо заметными.

Для этого к черно-подпалым приливали кровь белых терьеров. В результате были получены пятнистые собаки. Наиболее известными в то время питомниками, содержащимися при стаях, были: «Олд Беркшир» (вл.

Тридвелл), «Гроув», (вл. Джек Морган), «Оакли» (вл.

Роуз), «Том Гузей» (вл. В. Коопре) и др.

Фокстерьер выводился как маленькая, но исключительно сильная и выносливая собака. Хотя во время работы фоксгаундов фоксу отводилось место в небольшой корзинке, притороченной к седлу, и его очередь действовать наступала только тогда, когда лисица норилась, тем не менее, собака эта имела отличное чутье и могла соперничать в этом с гончими. По свидетельству одного из крупных английских заводчиков А. X. Кларке, сука-фокстерьер семь сезонов подряд работала со стаей, спокойно прорабатывала остывший след, который гончие уже теряли.

Причем по следу эта сука пошла уже по первому полю.

Однако применение фокстерьера в Англии не ограничивалось только работой при фоксгаундах, он сопровождал также и выдровых собак. Задача фокстерьера оставалась той же — вытащить выдру из ее убежища, если она понорится.

С достаточной степенью вероятности можно предположить, что фокстерьеров разводят как породу уже с начала XIX века. К этому времени появляются крупные заводчики, которые и поставляют потребителю породистых собак. Так, в 1814 году священник из Девоншира Джек Рассел начал разводить жесткошерстных фокстерьеров и занимался этим в течение многих лет. В своем питомнике Рассел выводил исключительно рабочих собак, мало заботясь об изысканных формах экстерьера. Собаки его столь значительно повлияли на формирование лисьих терьеров, что сегодня существует порода джек-рассел-терьер, очень близкая к фокстерьеру (в книге Дж.

Палмер «Ваша собака» эта порода приведена как самостоятельная, однако не стандартизированная Английским кеннель-клубом).

Старейшими заводчиками фокстерьеров в Англии считаются Гибсон, В. Аркрайт, Джек Терри, Том Вуттон и др. Особой известностью в 50-е годы прошлого века пользовались шропширские фокстерьеры, славу которым принесла селекционная деятельность заводчика Стефенсона из Честера. Принадлежавший ему кобель Олд Тартар имел титул чемпиона и являлся одним из наиболее известных производителей того времени наряду с такими знаменитыми кобелями, как Олд Трэп, Тиран, Белграв Джо, Римрод, Фойлер и ч. Сплинтер. Этих производителей можно было найти в любой племенной книге с начала их ведения, так как влияние этих собак на формирование породы было очень велико.

Практически каждый из производителей явился родоначальником линии.

Знаменитый Тартар за свою жизнь неоднократно переходил из рук в руки. Он принадлежал и Дж. Расселу, и Т. Вуттону.

Рассел описывал его как терьера старого типа, белого окраса с желтыми отметинами на голове, массой около 17 фунтов [1]. Кобель этот, оставивший многочисленное потомство и взявший за время своей выставочной карьеры большое число призов, отличался исключительной злобностью. А Т. Вуттон пишет о нем так: «У меня был в то время крупный барсук (30 фунтов) неимоверно злой, ну прямо черт, и с ним мог справиться только Тартар, который при крайней нервозности никогда не лаял без толку, при малейшем подозрительном шуме или шорохе всегда настораживался и дрожал, почему некоторые ошибочно думали, что он трусит.

Между тем, это было далеко не так. Стоило мне сказать: «Тартар!

Бери!» — и он моментально мертво брал, будь то кошка, лиса или барсук, причем кошку или лисицу ему не составляло большого труда почти моментально затрепать и отправить к праотцам. Однажды, преследуя кошку, он прыгнул за ней в топившийся камин» [1, с. 12].

Олд Джок (1859) сначала принадлежал Мёрчизону, а затем Вуттону, по описанию которого это «был белый терьер с черно-подпалыми отметинами на голове и черным пятном на туловище, весом приблизительно 15 фунтов. В общем это была неплохая собака, но чересчур мягкого (не терьерного) характера» [1, с. 11]. По другим данным масса Джока была 18 фунтов. Трехлетним он был показан на Бирмингемской выставке и выиграл.

Свою карьеру победителя на различных выставках страны Джок продолжал до 1870 г. Пал Олд Джок 13 лет от роду.

Вот характеристика крупного заводчика Вуттона, данная им кобелю Фойлеру, также принадлежавшему ему определенное время: «На голове Фойлера были ровные черноподпальные отметины, он имел хорошую голову и чудную спину. В общем, это был прекрасно сложенный охотник-терьер» [1, с. 11]. Фойлер (1871) происходил от Тартара и был его правнуком.

Выведен в результате тесного инбридинга. Его родословная интересна тем, что в ней только по два знаменитых предка в третьем и во втором коленах — Тартар и Неттл (дочь Тартара), Вилли и Виксеп (все клички даются с приставкой Гроув):

Неттл весила около 18 фунтов. Голова ее имела черный окрас, а на боках и у основания хвоста располагались черные отметины.

В ежегоднике Ассоциации гладкошерстных фокстерьеров имеется детальное описание головы Фойлера, сделанное, когда кобель был уже в очень преклонном возрасте. Это описание свидетельствует об отлично выраженной породности фокстерьера: длинная сильная морда, энергичное выражение глаз, отражающее великолепный темперамент собаки. На черепной части головы имелись темные отметины, морда была целиком белая.

Весил Фойлер около 17 фунтов. Потомком Фойлера (прапраправнуком) был знаменитый ч. Сплинтер (1883). Несмотря на то что Сплинтер погиб в 1885 году во время эпидемии бешенства, он оставил ряд потомков и через них — значительный след в породе. Одним из наиболее известных его потомков был ч. Оксониан (1902).

Его портрет (рис. 8), сделанный сестрой последнего владельца, был подарен Кеннель-клубу.

У многих современных собак-чемпионов в дальних рядах их родословных имеется один из двух знаменитых кобелей — Белграв Джо или ч. Сплинтер. Белграв Джо появился на свет в 1868 году в местечке Белграв, близ Лейчестера у заводчика Бранстона. Происходил он от суки Бран-стон Вик чисто-белого окраса и имел абсолютно белый корпус. Рост кобеля составлял 42,5 см, а длина головы, украшенной черными отметинами, была 18 см. Существует два портрета Белграва Джо.

Они помещены в ежегоднике Ассоциации гладкошерстных фокстерьеров за 1941 год. На одном из них Белграв Джо изображен с дочерью ч. Олив, на другом (старая фотография) кобель предстает перед нами во всей своей красе, демонстрируя породность.

Его скелет был подарен Кеннель-клубу с надписью: «Выдающийся фокстерьер Белграв Джо пал в возрасте 19 лет 15 января 1888 года». Это один из наиболее характерных представителей линии, от которой произошло большинство лучших терьеров.

Скелет подарен клубу в 1889 г. вдовой владельца этой выдающейся собаки. Вот родословная Белграва Джо:

Кворт Хантсман (вл. Хью Саттон)

Кобель егеря лорда Мидцалетона

Неттл (вл. Бен Морган)

Наиболее выдающимися были два потомка Белграва Джо — ч. Резалт (рис. 9) и ч. Домини. От них происходили многие известные кобели.

Их потомков, правда, довольно мало в Англии. В основном они представлены в США и Австралии [14].

Первая в Англии выставка собак состоялась в 1859 году в Ньюкасле. Каждая порода экспонировалась только в одном классе. Были представлены и фокстерьеры. Экспертировал их судья Велыш. На этой выставке, как и на последовавших за ней в Бирмингеме, Лидсе и Манчестере, классы для фокстерьеров установлены не были.

Только в 1862 году на выставке в Илингтоне фокстерьеры были выделены в специальный класс, представленный двадцатью собаками. В том же году в Бирмингеме отдел фокстерьеров состоял уже из двух классов — из классов кобелей и сук. В классе кобелей победителем стал Олд Джок (вл. Вуттон). Первая специализированная выставка терьеров состоялась в 1886 году.

На ней демонстрировались 125 гладкошерстных и 50 жесткошерстных фокстерьеров.

Сначала гладкошерстные и жесткошерстные фокстерьеры экспонировались вместе, их не разделяли по шерстному покрову.

Только с 60-х годов прошлого столетия каждая из разновидностей начала демонстрироваться отдельно. Разведением жесткошерстных фокстерьеров особо прославились английские графства Девоншир, Дербишир, Кливленд.

Начавшиеся демонстрации фокстерьеров (рис. 10) на выставках создают им популярность, порода начинает стремительно возрастать количественно, у нее появляется огромное число приверженцев.

РИСУНОК 10. Гладкошерстный и жесткошерстный фокстерьеры

Растут и цены на собак. Уже в конце прошлого века за гладкошерстных фокстерьеров платили большие деньги. Так, в 1871 году знаменитый Фойлер был куплен за 100 фунтов стерлингов, сумму по тем временам баснословную.

В 1901 году приводятся следующие цены (Эдвард Аш) на лучших фокстерьеров после их четвертой выставки: 42—200 фунтов, а в 1898 году лучший фокстерьер Бирмингемской выставки был продан в Соединенные Штаты за 500 фунтов!

Развитие, становление и бурный рост популярности фоксов следует отнести ко второй половине XIX века, а точнее, к его последней трети. Увеличивается число питомников, появляются новые крупные заводчики. Возникла настоятельная необходимость в упорядочении селекционной работы с породой.

В апреле 1873 года в Лондоне, на Виктория-стрит собрались 12 энтузиастов, принявших решение о создании Кеннель-клуба. В клубе сразу начали вести племенную книгу, в первом томе которой продолжили записи резуль татов выставок с 1859 года. Клуб формулирует и правила выставок, состоящие из десяти пунктов.

С 1880 года начинает издаваться «Кеннель Газетт» — печатный орган клуба.

Эта газета продолжает выходить как ежемесячное издание и поныне.

Первоначально гладкошерстные фокстерьеры (рис. 11) были значительно более популярны, чем жесткошерстные. В период между 1880 и 1892 годами гладкошерстных фоксов в Англии насчитывалось около 18 тысяч.

РИСУНОК 11. Гладкошерстный фокстерьер конца XIX века

В середине 70-х годов прошлого столетия в родословных жесткошерстных фокстерьеров прослеживалось всего четыре кобеля-производителя этой разновидности. Три из них принадлежали Вуттону. Гладкошерстных и жесткошерстных собак часто скрещивали между собой, поэтому представители обеих разновидностей встречались в родословных и тех и других собак.

Лучших жесткошерстных фоксов удалось получить Ф. Редмонду и герцогине Ньюкасльской к концу 90-х годов в прошлом веке.

На выставках признание к жесткошерстным фокстерьерам (рис. 12) пришло значительно позже, чем к их гладкошерстным собратьям. Только в 1872 году на выставке в Бирмингеме для них были установлены особые классы.

Примечательно, что сначала жесткошерстных фокстерьеров использовали в качестве выдровых собак, вытаскивающих понорившуюся выдру, так как шерстный покров этих собак позволяет им легко работать в воде. И тем не менее, жесткошерстные фоксы в начале их выставочной карьеры были представлены как декоративные собаки. По классификации Кеннель-клуба гладкошерстный фокстерьер до 1878 года считался спортивной собакой, а жесткошерстный таковой не был.

Ассоциация любителей жесткошерстных фокстерьеров возникает в Англии лишь в 1913 году.

РИСУНОК 12. Жесткошерстный фокстерьер рождения 1888 года

В конце 70-х годов и начале 80-х годов прошлого века начинается активный экспорт фокстерьеров в другие страны — Германию, Австрию, Россию, другие европейские страны, Северную Америку. Среди крупнейших заводчиков как наиболее авторитетный выделяется Фрэнсис Редмонд. Именно он явился одним из инициаторов создания Английского Фокстерьер-клуба. Известна также деятельность Редмонда в качестве судьи по фокстерьерам.

Свою экспертную деятельность он начал на выставке в Честерфильде в 80-е годы прошлого века.

Фокстерьеры, выводимые в питомнике Редмонда, отличались высокими рабочими качествами. Получая исключительных «работников», Редмонд в начале своей заводче-ской деятельности экстерьеру уделял довольно мало внимания, однако к концу 80-х годов он восполняет этот пробел, и собаки его питомника начинают лидировать на выставках. Редмонду удалось добиться больших успехов в селекционной работе.

Его собаки отличались «прежде всего однотипностью, законченностью форм телосложения и крайним благородством и породистостью, прекрасной головой, как колонны прямыми передними ногами, чудными плечами, общим грациозным видом» [1, с. 112].

Первой знаменитостью питомника Редмонда был ч. Д’Орсей (1889), кобель небольшого роста и с отличной головой. Впоследствии питомник дал породе рекордное число чемпионов — 10, а также много отличных производителей, которые являлись украшением любой выставки, вызывая особый интерес у публики.

Питомник Редмонда относился к всемирно известным; одновременно в нем со держалось более 25 собак обеих разновидностей.

Современник, посетивший этот питомник, так отзывался об увиденном: «Жесткошерстные фокстерьеры его меня поразили еще более, нежели гладкошерстные. Из наиболее выдающихся. я видел у него более 25 собак и все чудные, отличные экземпляры маленького роста, но не скажу, чтобы с очень длинными головами, особенно гладкошерстные суки» [1, с. 112].

Известный художник-анималист Артур Уардль, много рисовавший фокстерьеров (рис. 13 и 14) (он иллюстрировал книгу Раудона Ли «Фокстерьер», изданную в 1889 году), изобразил собак Редмонда — одиннадцать отличных фокстерьеров (см. рис. 13), которые могли бы стать гордостью любого заводчика.

Ныне эта картина является собственностью Кеннель-клуба.

РИСУНОК 13. На переднем плане первый справа ч. Д’Орсей (с черной головой и черным пятном на спине)

РИСУНОК 14. Гладкошерстные фокстерьеры рождения 1896 и 1899 годов из питомника Ф. Редмонда

Эдвин Пауль основал свой питомник в 1882 году (графство Шреусберри). Он был известен не только как крупный заводчик, но и как авторитетный судья, не раз проводивший экспертизу фокстерьеров в Австрии и Америке. Собак из питомника Пауля (рис.

15) можно было узнать по заводской приставке Раутон, они неоднократно являлись победителями выставок.

В 1876 году в Англии появился новый питомник «Брокенгерс», владельцем которого был Тинне. Его имя по праву стоит в ряду имен крупных английских заводчиков.

Одновременно в питомнике «Брокенгерс» содержатся 30—60 фокстерьеров обеих разновидностей. Многие из этих собак не раз были выставочными призерами.

Свое кредо заводчика Тинне сформулировал так: «Наибольшая трудность заключается в том, чтобы суметь вывести такого терьера, в котором соединялись бы: отличная голова, чудный волос (рубашка) и темперамент. с прекрасными ногами и лапами кровей питомника Редмонда! Больше же всего надо избегать выводить фокстерьеров большого роста, со слабым задом и коровьим поставом задних ног!» [1 ].

Имя А. Дойля как заводчика фокстерьеров стало известно в 1874 году. Он также стремился к разведению некрупных собак. Помещик из Девоншира Р. Викари отдал разведению фокстерьеров много лет жизни. Клички собак его завода всегда начинались на букву «В», например ч. Венио, Волькано, Валипа, Висто, Вибо.

Его терьеры удивительно гармонично сочетали в себе все показатели отличных охотничьих собак: высокопородный внешний вид и хорошие рабочие качества. Кроме того, фокстерьеры Викари отличались характерным «огневым» темпераментом. Лучшими собаками питомника были гладкошерстный кобель ч. Венио, особенно прославившийся как производитель, и сука Везувиенн, принесшая своему владельцу много призов и два почетных кубка стоимостью в 500 рублей (в пересчете на российские деньги).

До нас дошло очень интересное письмо Р. Викари, где содержатся советы начинающему заводчику, не утратившие своей актуальности и по сей день. Вот некоторые из них: «Прежде всего, смотрите, чтобы шея, плечи, ноги, лапы и рубашка приобретаемых собак были правильны.

Кровь собак должна быть наиболее высокой и лучшей, а кобель, с которым будете ставить суку, — возможно лучший производитель.

Научитесь быть строго корректным в Ваших суждениях и в Ваших взглядах и не поддавайтесь влиянию других людей, особенно говорливых и авторитетно уверяющих, но мало понимающих. Собаки и лошади несомненно отличнейшие прототипы соединения красоты, форм, типа, силы и характера в одном живом существе. Так как эти животные наглядно нам доказывают, в каком идеальном соединении находятся у них рабочие качества и стати внешней красоты и сложения вместе; конечно, это единение начинающие видят только, так сказать, через очки наших судей на выставках. Я убежден, что с точки зрения спортсмена и джентльмена, всякий судья должен хорошо изучить формы животных, прежде нежели его мнение будет считаться авторитетным.

Вся собака, весь ее общий вид и склад имеют значение, а не какая-либо только одна часть ее тела. Когда со временем, вернее с годами, вполне созреет Ваше собственное понятие о фокстерьере, Вы будете уже выставлять собаку только у тех судей, которые придерживаются излюбленного Вами типа» [1, с. 123 и 124].

Вопрос о росте фокстерьеров с самого начала их разведения является темой самых оживленных дискуссий и споров. В этом вопросе заводчики разделились на два оппозиционных лагеря — одни считали, что фокстерьер должен быть небольшим, так как только в этом случае он сможет с успехом выполнять возложенные на него функции по добыванию лисиц из нор, другие полагали, что рост не имеет такого большого значения для фокстерьера, лишь бы он был хорошо сложен и мог с успехом конкурировать на выставках, являясь «выставочным щеголем».

К первой группе заводчиков относился Ф. Редмонд, который писал: «У нас имеются сейчас терьеры чрезвычайно сильные и в то же время интеллигентные по характеру и . пропорционально и симметрично сложенные . Заводчики, экспоненты и судьи должны стараться избегать выводить крупных терьеров, а также поощрять их на выставках. Труднее всего вывести небольшого терьера (весом 15—17 фунтов) с совершенными формами» [1, с. 114].

Позже для более совершенной экспертизы начинают играть роль и другие параметры фокстерьеров, причем очень детализированные. Промеряли практически все стати собак, кроме, как ни странно, косой длины туловища. Очевидно, этот показатель заменялся измерением длины спины.

Вот средние значения промеров отдельных статей, полученные на основании измерений более чем сорока английских собак, см: длина морды 7, длина черепной части 11,75, общая длина головы 18,75, объем груди 52, высота в холке 36,5; масса 7,75—9 кг (по Р. Штребелю).

Совершенствование и развитие породы в Англии привело к разработке новых методов разведения фокстерьеров. В питомниках начали широко использовать инбридинг. Одними из первых заводчиков, применившими родственное спаривание, были собаководы Кларке.

Их питомник, расположенный в Ноттингене, дал породе знаменитого кобеля Резалта, полученного инбридингом.

Хорошо известна приверженность к фокстерьерам королевской семьи. Королева Виктория имела гладкошерстного фокстерьера, а король Эдвард VII не просто держал фокстерьеров, но и занимался их разведением — две суки, например, были им посланы на вязки к кобелю Оксану, сыну знаменитого Оксониана.

В 1910 году сука-фокстерьер, принадлежавшая королевской семье, была отправлена на вязку к производителю-чемпиону.

Королевский питомник достаточно регулярно практиковал подобные вязки своих сук.

В приведенном перечне питомников фигурируют лишь крупнейшие. Однако фактически же их было значительно больше — по некоторым данным до нескольких сотен. Налаженная система выставок позволяла демонстрировать многочисленное поголовье фокстерьеров. Происходит активный обмен племенным материалом между питомниками внутри страны и за ее пределами.

Специализированные выставки проводились Фокстерьер-клубом. В этом же клубе велись племенные книги породистых собак, контролировалось составление родословных. Принимается стандарт породы.

Однако Англия не слишком долго держала приоритет в разведении фокстерьеров.

В конце XIX века крупным кинологическим центром мирового значения становится Германия. Впервые о «настоящем английском фокстерьере» здесь заговорили в начале 80-х годов прошлого столетия. Небольшая, подвижная и очень темпераментная белая собачка с точеной трехцветной головой пришлась по душе немецким охотникам и любителям. Не требующая особых хлопот при содержании, чрезвычайно «демократичная», она с одинаковой легкостью приживалась и в дворянских усадьбах, и в кавалерийских казармах, и на конюшнях, и в домах горожан. Появлению этих собак в немалой степени способствовало развитие торговли с Англией.

Первоначально фоксов частенько скрещивали с бультерьерами.

И это понятно — завезенных собак было не так много. В результате таких скрещиваний стали появляться грузные, чрезмерно широкогрудые фокстерьеры с плохими ушами.

Собаки утрачивали породный вид, переставали соответствовать своему назначению, и от подобных экспериментов отказались.

Первым, кто импортировал племенных фокстерьеров в Германию, был Солмс Браунфельс. Его Спот оф Браун-фельс и Раби Басслер долго не имели себе равных. Почти одновременно с ним этим занялись Ипполит Мейер (фокстерьер Дудли Граф), Макс Херманн из Бреслау (фокстерьер Профессор, рис. 16) и Арнольд Плауэн. Распространение фокстерьеров пошло практически повсеместно.

Прогресс в развитии породы и численное увеличение поголовья были столь стремительными и столь спрессованными во времени, что в конце 80-х годов прошлого века начинают создаваться объединения любителей этой породы. В 1898 году 38 любителей терьеров из Западных областей Германии создали Немецкий Фокстерьер-клуб, и число членов этого клуба из года в год постоянно увеличивалось. К началу века было создано еще два объединения любителей породы: Кружок заводчиков фокстерьеров (Центральная Германия) и Южнонемецкий Фокстерьер-клуб для разведения и охоты (Мюнхен), насчитывающий более ста членов.

Несколько позднее появились Ганзейский (портовый) Фокстерьер-клуб в Гамбурге и Лейпцигский Фокстерьер-клуб. В 1909 году Немецкий Фокстерьер-клуб преобразовался в Общество любителей фокстерьеров, которое издавало журнал «Фокстерьер», а также продолжало вести племенные книги клуба.

РИСУНОК 16. Гладкошерстный фокстерьер Профессор — один из первых фокстерьеров, ввезенных в Германию

Первая специализированная выставка фокстерьеров состоялась в 1891 году в Лейпциге, располагалась она в зоологическом саду. Выставка была организована Немецким Фокстерьер-клубом и имела большой успех. Всего на ней было представлено 118 собак.

В 1894 году начала выходить первая специализированная газета, издаваемая тем же клубом.

С 1886 года разведением фокстерьеров в Германии руководил один из крупнейших заводчиков того времени М. Фульда. Коллеги называли его «германским Редмондом». Фульда импортировал из Англии целый ряд собак, оказавших огромное влияние на породу в Германии, подняв ее на очень высокий уровень. Лучшими гладкошерстными фокстерьерами Фульда, вывезенными из Англии, были ч. Белгревиен, Полиш, Форстер, Леди Констанс, Чарлтон Вердикт, Франклин Фэрри, ч. Донингтон. Особенно большое влияние на породу оказал ч. Чарлтон Вердикт, давший целый ряд отличных потомков.

Его внук ч. Фритхоф имел великолепную голову, даже с точки зрения современных требований. Длина головы при росте кобеля в 42,5 см составляла 21,5 см. Широко использовался также ч. Донингтон, потомок которого — отличный кобель ч. Пацимахер участвовал как производитель в становлении породы жесткошерстных фокстерьеров.

Приверженность Фульда к фокстерьерам выразилась также и в том, что при формировании питомника им были затрачены колоссальные денежные средства. Так, например, ч.

Донингтон обошелся ему в 1500 рублей (в переводе на русские деньги того времени), Полиш стоил 1000 рублей, а ч. Белгревиен 900 рублей! Создание питомника с первоклассными племенными производителями, хорошо налаженной селекционной работой, обширные познания Фульда в этой области, его экспертная деятельность, а также занятия практической охотой сделали его крупным авторитетом по фокстерьерам на континенте.

Неоднократно он был судьей на выставках в других странах, и в том числе в России. М. Фульда явился инициатором основания Немецкого Фокстерьер-клуба и Кружка заводчиков фокстерьеров.

Также крупным немецким заводчиком был Р.Альбрехт, владелец питомника «Малепартус», для создания которого было импортировано немало фокстерьеров. Непосредственно из Англии Альбрехт привез Амаранта, Аликанте, Арабелли, Вери Рич, Донну Д’Орсау, Монсира Мега, Драгоона, Алзаро и др.

Йозеф Зиттиг начал заниматься собаками с 17-ти лет, поэтому к разведению фокстерьеров он подошел, имея уже основательный опыт. Он импортировал фокстерьеров значительно меньше, предпочитая работать с уже имеющимся племенным материалом. Фрахер фон Борн занялся породой в 1892 году и достиг больших успехов в разведении жесткошерстных фокстерьеров.

Арнольд Плауэн первым в Германии приобрел пару жесткошерстных фокстерьеров, явившихся родоначальниками многих хороших фокстерьеров. В 90-х годах прошлого века создастся питомник «Фон дер Шпрее», принадлежавший заводчику Принцингу. Он также предпочитал жесткошерстных фокстерьеров, получил немало хороших собак, для чего одну из своих сук посылал на вязки с лучшими производителями Англии.

Ч. Пацимахер был собственностью Принцинга. Этот заводчик занимался экспертной деятельностью, приезжал он и в Россию.

Многие из упомянутых заводчиков занимались разведением фокстерьеров до конца своей жизни.

Эффектный внешний вид фокстерьеров, их элегантность и, можно сказать, шик привели к возникновению выставочной моды на этих собак, и многие любители стали приобретать их в качестве декоративных. Но, по замечанию Р. Штребеля, кто хоть раз увидел в работе таких собак, как Полиш, Спотоф Браунфельс, Фритхоф и других подобных собак, определенно мог сделать вывод, что изысканность внешнего вида никак не мешает собакам быть отличными норниками. Именно темперамент и сильный охотничий инстинкт в сочетании с внешней эффектностью сделали фокстерьеров столь привлекательными и создали им славу великолепной во всех отношениях охотничьей собаки.

Немецкие охотники были очень заинтересованы в развитии рабочих качеств фокстерьеров, для чего в Германии разрабатывают методики обучения молодых собак и подготовки их к практической охоте. Для этих же целей Немецкий Фокстерьер-клуб разрабатывает конструкцию искусственной норы. Из всех предложенных членами клуба вариантов (a их было более 10) отобрали конструкцию Фульда, как наиболее целесообразную.

Эту нору повсеместно использовали в Германии для притравки фокстерьеров и их испытаний. В искусственной норе, предложенной Фульда, проводили проверку охотничьих качеств норных собак, что послужило причиной появления спортивного направления в их использовании.

С помощью искусственной норы, не являющейся, конечно, полной имитацией естественной, фокстерьеры втягивались в работу, развивались их бойцовские качества в схватках с противником, поставленным «с ними в равные условия» [11]. Нора Фульда представляла собой в плане ломанную в двух местах конструкцию (рис. 17), снабженную тремя котлами — двумя в середине трубы, расположенными на определенном расстоянии друг от друга, и одним — в конце.

Котлы с обеих сторон перегораживались шиберами. Труба имела высоту 20, а ширину 18 см. Стенки труб изготовляли из дерева.

В качестве предварительной подготовки фокстерьеров Р. Штребель в своей книге «Немецкие собаки», изданной в 1905 году, предлагал использовать травлю собаками мышей и крыс.

РИСУНОК 17. Нора конструкции М. Фульда: А, В, С — котлы; а — шиберы; в — трубы

Фокстерьера начинали приучать залезать в трубу с годовалого возраста, притравку проводили в искусственной норе, используя только молодых или неагрессивных хищников, так как считалось, что встреча с очень «жестким» противником может повлечь за собой негативные последствия. При этом не рекомендовалось проводить притравку в норе по кролику или подобному ему зверю, поскольку настоящую школу боя фокстерьер приобретал только при встрече с настоящим противником. Первые притравки проводились следующим образом.

Хищника помещали в котел А (рис. 17) и перекрывали шиберами с обеих сторон. Затем пускали собаку. Азартный фокстерьер входил в нору, приближался к котлу со зверем и подавал голос.

Некоторое время фокстерьеру отводилось для облаивания зверя, после чего оба шибера одновременно поднимали, а дальнейшие события в норе должны были продемонстрировать задатки молодого фокса.

Если новичок пытался схватить лисицу или злобно ее преследовал с голосом, то такая работа заслуживала только положительной оценки. Если же собака выходила из норы, не проявляла активности, не реагировала на науськивания ведущего, то рекомендовалось отложить притравки, пока собака не повзрослеет. Методика притравок фокстерьеров совершенно исключала грубое физическое воздействие на собаку.

Взрослых и более опытных собак притравливали уже по серьезным, «жестким» хищникам. На испытаниях обычно стремились определить, теснит ли с боем шаг за шагом лисицу собака или зверь отступает добровольно. Как видим, основные принципы притравок сохранили актуальность и по сей день.

Немецким фокстерьер-клубом были установлены следующие классы испытаний фокстерьеров:

  • I класс — испытания кобелей от 2-х лет и старше;
  • II — сук того же возраста;
  • III — кобелей до 2-х лет (юниорский класс);
  • IV — сук того же возраста.

Существовали и определенные показатели, по которым давали оценку рабочим качествам собак [11]:

а. манера поведения собаки в пустой норе, ее способность ориентироваться в ней и степень азарта, с каким она передвигается по норе;

б. манера поиска собакой хищника, манера облаивания и степень напора, вследствие чего зверь вынужден уходить.

Совершенно немая работа расценивалась как неправильная. Для более верной оценки работы засекалось время от момента входа собаки в нору до подхода к зверю и затем до полной остановки (удержания) зверя. Результаты расценивались двояко.

Их не учитывали совсем, если хищник уже покидал нору при приближении собаки, так как в этом случае невозможно доказать, что собака нашла зверя или что она его выгнала. И результаты оценивали положительно при высокой способности собаки к выгону, т.е. боевитость и напор собаки вынуждали зверя активно сопротивляться;

в. манера и продолжительность удержания зверя (залегания перед ним). Здесь принимали во внимание расстояние, на котором собака находится от зверя, активны ли действия собаки и насколько они активны, вступает ли собака в схватки со зверем и насколько они серьезны, и, наконец, как долго может удерживать зверя собака. Если собака с равномерным или возрастающим напором способна удерживать зверя в течение получаса, и при этом работоспособность ее не снижается, следует признать, что такая собака будет способна постоянно удерживать зверя до окончания охоты, т.е. пока человек не вскроет нору. Более короткое удерживание зверя, а также вялые действия терьера нежелательны.

Добровольный отход от зверя без веских на то причин (тяжелая травма, сильное утомление) считается серьезным дефектом работы собаки. Удушение хищника в норе считается высшей степенью мастерства и оценивается наряду с продолжительным удержанием;

г. способность фокстерьера вытащить из норы умерщвленного хищника, а также мертвая хватка.

Оба показателя оценивают высоко, причем полное вытаскивание при равных условиях характеризуют более высокую степень выраженности охотничьих качеств собаки, чем только мертвая хватка.

Показатели пунктов а и б характеризуют боевитость темперамента собаки. Для испытаний фокстерьеров в классах III и IV необходимо выполнить требования пунктов а — в, для испытаний в классах I и II — пунктов а — г.

Сам Фульда не был сторонником проверки собак в пустой норе и предлагал не дисквалифицировать их работу без голоса. Мотивировалось это тем, что злобный фокстерьер, работающий в такой манере, в случае, если он взял зверя мертвой хваткой, а затем отпустил его, не справившись, начинает работать вязко и с голосом.

Разведение фокстерьеров в Германии к началу XX века было уже на очень высоком уровне. Система выставок и испытаний направляла племенную работу питомников в нужное русло. Немало способствовало этому и существование, стандарта породы, а также правил испытаний в искусственной норе. Однако создание искусственной норы и появившаяся в связи с этим возможность значительно облегчить проверку охотничьих качеств фокстерьеров, не занимаясь при этом практической охотой, все же не исключала определенных противоречий между приверженцами рабочих или декоративных собак.

Это противоречие не могло не отразиться на разведении фокстерьеров, М. Фульда писал: «Как дефекты встречаются плохие, мягкие лапы и свободные плечи. Оба эти показателя очень важны для меня, так как от них зависит работоспособность фокстерьера.

Другим очень серьезным дефектом является плохая постановка ушей. Без хороших ушей нет хорошего впечатления от терьера. И наконец, как результат современного разведения породистых терьеров приходится видеть собак с недостаточно выраженными злобой и темпераментом.

Фокстерьера держат и разводят много неохотников, поэтому возникает опасность, что эта собака станет «мягкой» и превратится в декоративную. Помочь преодолеть эту ситуацию могло бы присуждение ценных призов на испытаниях тем собакам, которые одновременно завоевывают и первые места в выставочных классах, а также более широко привлекать на испытания выдающихся выставочных терьеров, так как красивые, но не работающие щеголи, будь-то фокстерьеры или легавые, не улучшат в охотничьем отношении ту или другую породу» [11].

А охотничье применение фокстерьера в Германии к тому времени было достаточно широко и разносторонне. Кроме норной охоты его использовали для загона копытных — фокстерьер с одинаковым усердием гонял зайцев и косуль. Из-под ч. Фритхофа, например, били куропаток. Фокстерьер мог неутомимо следовать за экипажем или лошадью и проделывать этот путь десятки раз.

А уж как истребителю крыс ему просто не было равных.

Наряду с развитием охотничьих качеств прогрессирует и экстерьер породы (рис. 18), приближаясь к уровню современных требований. Особо ценится в фокстерьере его «огневой» темперамент и отвага. Характеризуя фокстерьера, Штребель писал, что «он очень коммуникабелен, являясь душой общества, с удовольствием поддержит любую потасовку и игру.

В силу своей охотничьей «профессии» фокстерьер обладает изрядной долей агрессивности, однако соответствующим воспитанием его легко держать в руках.

При всей своей резкости он очень отходчив и при всей своей «строгости» легко идет на контакт. Фокстерьер очень смышлен, и шальным «сорвиголовой» его вряд ли можно назвать. Хотя . со своими противниками он расправляется молниеносно, и если уж схватил врага, то не отпустит».

Такой темперамент всецело отражался на внешности фокстерьера — всем своим видом он демонстрировал отвагу и силу, а в маленьких темных глазах его светились пылкость характера и смышленость.

РИСУНОК 18. Гладкошерстные фокстерьеры рождения 1921 года

Корпус фокстерьера «должен быть сбитым и сильным. Во всех его движениях видна высшая степень гибкости и выносливости. Строение его совершенно соразмерно, не перегружено мускулами.

Расстояние от локтей до подушечек передних ног должно быть равно расстоянию от локтей до колена. Расстояние от верхней точки холки до передней части грудной кости равно длине головы. Спина короткая» [11].

Любителям породы небезынтересно узнать требования (и сравнить их с современными), предъявляемые к тем или иным статям фокстерьера в то время [11].

Верхняя часть головы плоская и довольно узкая, между ушами шире, а к глазам постепенно сужается. Лобная борозда не явно выражена, но между лбом и спинкой носа при осмотре сбоку более заметна. Уши V-образной формы, довольно маленькие, умеренно толстые, направлены вперед и плотно прилегают к скулам, не должны свисать по сторонам головы, как у фоксгаунда.

Морда сильная, однако не очень наполненная в щеках, достаточной длины, чтобы иметь возможность осуществлять крепкую хватку, но ни в коем случае она не должна напоминать морду борзой или белого английского терьера. Ниже глаз морда не должна резко выделяться, скорее вся эта часть головы выглядит плоской.

Мочка черная, по отношению ко всей морде выглядит уже. Глаза темные, маленькие, довольно глубоко посаженные, полные огня и жизни, допускаются круглой формы. Челюсти равной длины.

Плечи длинные, косо поставленные, плечелопаточный сустав красиво изогнут. Грудь глубокая, но не широкая.

Спина короткая, прямая и прочная, позади лопаток не должно быть и намека на мягкость (провислость). Область бедер сильно развита и образует слегка выраженный свод. Грудная клетка хорошо развита, не должна казаться плоской и хорошо простирается назад.

Круп сильный и мускулистый, не покатый. Голени длинные и сильные, скакательные суставы расположены низко над землей, плюсны прямые. Собака очень устойчива, как фоксгаунд, только у фокстерьера не так сильно изогнут коленный сустав. Хвост посажен несколько высоко, держит его собака бодро, но не закидывает на спину и тем более не загибает в кольцо. Он должен быть довольно упругим и хорошо одетым.

Слишком тонкий хвост — дефект.

Конечности при осмотре с любой точки должны быть совершенно прямые. Запястья либо совсем не выделяются, либо заметны очень незначительно, костистые, короткие и сильные. Передние и задние конечности на ходу посылаются собакой строго вперед, коленная чашечка не должна быть направлена наружу.

Лапы круглые, комковатые, не такие уж большие. Пальцы образуют выраженный свод.

Белый должен преобладать. Красные или печеночного цвета пятна нежелательны. Хотя требования этого пункта имеют небольшое значение или вовсе его не имеют, если собака хорошая.

Вес не является таким уж обязательным и строгим требованием, чтобы оценить пригодность фокстерьера к работе. Основными показателями являются общее строение корпуса, рост и экстерьерные линии. И если собака может долго преследовать лисицу по ходам норы, то не имеет особого значения, весит она больше или меньше.

На выставках за средний может быть принят вес в 9 кг.

Дефектами считаются: мясной, красно-коричневый или пятнистый нос, стоячие, тюльпанообразные или розообразные уши, слишком длинная или слишком короткая верхняя или нижняя челюсть.

И все же один из наиболее актуальных вопросов — это вопрос о росте фокстерьеров. К. Бено (русский заводчик) в статье «Признаки породности фокстерьеров», составленной по стандартам, принятым Английским и Немецким Фокстерьер-клубами и сочинению «История и описание фокстерьера» Р. Ли, приводит следующую цифру роста — не более 38 см в холке (при массе не более 18 фунтов). В книге же К. Цорна «Породистые собаки» (1909) рост фокстерьеров дан в довольно широком диапазоне: 35—45 см.

Очевидно, при сопоставлении этих данных истину следует искать где-то посередине. Ясно одно: рост фокстерьера продолжает занимать умы приверженцев породы и по сей день. В 1905 году немецкий заводчик Т.

Эрих писал: «. крупные фокстерьеры в Англии отжили свой век, и когда на выставках экспонируются хорошие мелкие фокстерьеры, то более крупные остаются вовсе без поощрения. Лучший вес для кобеля фокстерьера ныне признается 8,5 кг, при вышине в плечах 39 см . Помните мое слово, скоро, очень скоро в Англии и Германии фокстерьеры ростом помельчают . В Англии первое, что ныне слышишь, и первое, на что обращают внимание, — это size!» (т.е. рост) [1],

Для сравнения приведем промеры [11] одиннадцати фокстерьеров, сделанные в Германии в 1899 году см:

рост: 40,5; 38,5; 40,75; 34; 37,25; 42,5; 36,75; 36,75; 36; 38; 38,5 (средний рост 38);

длина головы (в соответствии с ростом): 19; 19,25; 21; 17; 19; 21,5; 19,5; 20,75; 19,5; 20; 20,5 (средняя длина 20);

объем груди: 47; 48; 46; 42; 45; 50,5; 48; 48; 46; 48; 47,5 (средний объем 47).

Выводы читатель, очевидно, сделает сам.

Стремительно прогрессируют обе разновидности фокстерьеров, и хотя гладкошерстная в начале и превышала по численности жесткошерстную, последняя все же имела достаточно своих приверженцев — ведь утепленная рубашка имеет большие преимущества на охоте (рис. 19). Однако на первых порах густоте оброслости, а также приданию ей специфического эффектного вида не придавали особого значения.

Арно Маркс*, чье имя неразрывно связано с историей фокстерьера в Германии, отмечал, что наличие бороды и усов на морде собаки было менее важным, чем действительно жесткая шерсть. Так, имея на морде лишь несколько щетинок, скудную оброслость на конечностях и мало чем отличаясь от гладкошерстного, ч.

Хадриан фон дер Одер-Шпрее пожинал лавры выставочного победителя.

РИСУНОК 19. Жесткошерстный фокстерьер начала XX века

Исключением сначала не были и собаки из питомника Фульда. Затем в родословных книгах все чаще начинают встречаться жесткошерстные фокстерьеры, которые уже очень сильно отличаются от первых импортированных собак этой разновидности. Эффектность и нарядный внешний вид, придаваемые жесткошерстным фокстерьерам пышными бородой, усами и богатой оброслостью на конечностях, в значительной степени способствовали росту популярности этих собак среди широких слоев населения.

Хорошо обработанная голова «жесткого» фокса смотрелась на добрых два сантиметра длиннее, чем голова такой же длины у «гладкого», а пышно обросшие ноги казались значительно сильнее. Существовала методика тримминга (от английского to trim — подстригать, приводить в порядок), пришедшая из Англии, с помощью которой можно было не только отлично и очень эффектно подготовить фокстерьера к выставке, но и скрыть по возможности его недостатки — зрительно «укоротить» излишне растянутую собаку, удалив шерсть на груди и задней стороне бедер; не очень прямые конечности «исправить», убрав шерсть на определенных местах и оставив более длинную внутри «выгиба». Тримминг превращается в целое искусство.

К качеству шерсти жесткошерстных фокстерьеров предъявлялись определенные требования. Чем жестче шерсть, тем, естественно, лучше. Собака ни в коем случае не должна была быть пушистой ни визуально, ни на ощупь.

Никакой шелковистости!

Шерсть также не должна быть слишком длинной, что делает собаку лохматой. Жесткошерстный фокстерьер должен отчетливо отличаться от гладкошерстного. И опять разные мнения.

Р. Ли: «. лично мне больше нравятся терьеры с пятнистым или вишнево-красным носом, но с жесткой густой рубашкой, чем собаки с замечательно черными носами, но имеющие мягкую шерсть». Штребель считал, что оценивать необходимо и то и другое.

К концу 10-х годов нашего века в Германии появляются собаки, экстерьер которых отвечал очень высоким требованиям. Это касалось обеих разновидностей. Фокстерьеры из немецких питомников имелись во многих европейских странах и в Северной Америке, т.е.

Германия становится крупнейшим мировым экспортером племенных собак.

Однако первая мировая война, революция, инфляция, подрыв немецкой экономики, рост цен уничтожили почти все, что было достигнуто в области собаководства. Лишь истинные энтузиасты продолжали свое дело в невероятно тяжелых условиях. Эти люди старались сохранить племенной материал, чтобы затем начать все заново.

Девальвация денег в триллионы раз сделала приобретение новых собак в Англии невозможным.

И все-таки восстановление породы началось. Барон фон Лотцберг за очень большие деньги (1000 фунтов) выписал из Индии в свой питомник «фон Дегермоос» гладкошерстного ч. Мимулуса. Это был крупный кобель мощного телосложения, с длинной, несколько массивной головой и выдающимися рабочими качествами, которые он стойко передавал потомкам.

Фрау фон Клейст удалось получить очень красивую суку — ч. Рингстон Риту, которая завоевала звание мирового победителя. Эта сука и ее потомство принесли славу питомнику «Глкжауф». Гунтрам Глюкауф, Гудула Глюкауф и их потомки являются предками многих немецких гладкошерстных фокстерьеров. Наиболее выдающимся гладкошерстным фокстерьером того времени была Кристель-Армина, очень злобная сука отличного экстерьера.

Все эти собаки восстановили былую славу гладкошерстного фокстерьера. Но не надолго. Его жесткошерстный собрат (рис. 20 и 21) к 20-м годам прочно вошел в моду, а его популярность стала несравнимо более широкой.

После второй мировой войны поголовье фокстерьеров резко увеличилось. Так, их число в 1948 году составляет 9000, а в 1949 году оно уже возросло до 10000.

РИСУНОК 20. Жесткошерстный фокстерьер рождения 1928 года

РИСУНОК 21. Жесткошерстный фокстерьер рождения 1929 года

В литературе упоминаются также австрийские, швейцарские, бельгийские, голландские и венгерские питомники. Уже только по одному этому перечню видно, сколь широкую популярность приобретает фокстерьер к концу прошлого и началу нынешнего века.

Обаятельный и жизнерадостный, фокстерьер радует не одно поколение поклонников породы. А героем скольких литературных произведений он становился! Вспомните проделки лукавого и смышленого фоксика Монморанси из повести английского писателя Дж. К. Джерома «Трое в одной лодке, не считая собаки».

Или свою невольную улыбку, когда вы следили за жизнью «фоксячьего» семейства — маленькой озорной Дашеньки и ее мамы Ирис из «Истории щенячьей жизни», написанной Карелом Чапеком.

Общаясь с фокстерьером, постоянно открываешь в нем все новые и новые черты. Каждому владельцу есть что рассказать.

Наиболее крупным импортером фокстерьеров из Англии и Германии в XIX веке становится Россия. Появление первых единичных представителей породы у нас в стране следует отнести к концу 50-х — началу 60-х годов XIX века. История фокстерьера в России начинается с Петербурга.

Северная столица довольно долго оставалась основным кинологическим центром по породе. По свидетельству одного из первых и старейших заводчиков фокстерьеров в России князя Б. Д. Голицына, первую собаку — жесткошерстную суку — привозит в конце 50-х — начале 60-х годов из Англии офицер лейб-гвардейского конного полка А. И. Базилевский. Суку эту скрестили (за неимением в России кобеля-фокса) с небольшим бультерьером. Щенка из этого помета взял Б. Д. Голицын.

В конце 60-х годов некий Клеменц выписывает также из Англии пару гладкошерстных фокстерьеров — кобеля и суку, практически чисто-белого окраса. Обе собаки обладали отличными рабочими качествами. Щенка от этой пары вновь приобретает Голицын.

Он был очень доволен работой своего питомца, который «однажды просидел в норе 6 часов, ни разу не спустив с места барсука, все время с лаем на него нападя, и когда, наконец, до него дорылись и взяли барсука, то бедный Дик упал от изнеможения в обморок» [1]. Б. Д. Голицын также привозит из Англии суку, после чего на протяжении многих лет становится истинным приверженцем породы, при разведении придерживаясь преимущественно рабочих качеств собак, мало экспонируя их на выставках и отдавая явное предпочтение практической охоте.

В 1889 году на II выставке Общества любителей породистых собак было представлено всего четыре фокстерьера, и на протяжении последующих 10 лет выставки демонстрировали небольшое число представителей породы, особо не блещущих экстерьером. Так, на выставке того же Общества (1890) фигурировали три фокстерьера, на следующий год выставленного жесткошерстного фокса вообще «не узнали», отнеся его в отдел терьеров других пород. Пятая выставка (1892) демонстрировала, наряду со средними собаками, уже двух отличных породных фокстерьеров: гладкошерстного, вывезенного из Англии, и жесткошерстного, вывезенного из Германии.

Последующие очередные выставки вплоть до 1896 года особой многочисленностью фокстерьеров похвастаться также не могли, хотя на них уже выставляли хороших импортированных собак. Классов для фокстерьеров на этих выставках пока не существовало, впервые как охотничьих собак их стали судить с 1896 года— с очередной, IX выставки Общества любителей породистых собак, на которой экспертизу фокстерьеров проводил судья В. А. Саутам, являвшийся членом Общества. На этой выставке гладкошерстных и жесткошерстных фокстерьеров экспонировали отдельно друг от друга. «Это была первая победа фокстерьеров, на них обратили внимание, ими заинтересовались», — писал Бено.

X выставка (1897) знаменательна тем, что впервые в России на ней были устроены испытания «подземных» собак в искусственной норе по лисице и барсуку. На этой выставке для охотничьих собак были установлены выставочные классы.

Довольно много вывозных собак, как гладкошерстных, так и жесткошерстных, демонстрируется на выставке следующего года.

Их экспертизу проводил судья и крупный немецкий заводчик Г. Принцинг, специально для этого приглашенный из Германии. Через 10 лет после первого появления фокстерьеров на выставках в Петербурге, в 1899 году выставочные ринги демонстрировали уже 49 собак.

Фокстерьер явно понравился русским собаководам как своим внешним видом, так и рабочими качествами. Вслед за Голицыным фокстерьеров начинают приобретать другие заводчики. Начало активного разведения фокстерьеров в России, увеличение их поголовья следует отнести к началу 90-х годов XIX века.

В ряду имен крупнейших заводчиков стоит имя князя К. Э. Белосельского-Белозерского. Его собаки Спот, Пинчер, Розе экспонировались на ежегодных выставках Общества любителей породистых собак, имея неплохие результаты. В начале 90-х годов появляются такие имена заводчиков фокстерьеров, как Э. М. Мейзе, Ф. К. Барот, первые собаки которого были вывезены из Англии, В. В. Грибш, также импортировавший довольно много взрослых собак и молодняка.

Организуется целая сеть питомников. Крупнейший из них принадлежал Константину Андреевичу Бено, чье имя теснейшим образом связано с историей фокстерьера в России.

Своих собак Бено впервые экспонирует в 1895 году. Его заводческая деятельность начинается с двух подаренных ему фокстерьеров, которые не отличались особой породностью, однако уже по этим первым собакам Бено сумел оценить всю привлекательность породы.

Активное формирование питомника импортированным племенным материалом (рис.

22) относится к середине 90-х годов, и уже к концу десятилетия Бено добивается значительных успехов в разведении фокстерьеров. Из Англии и Германии им было выписано около 30 собак, явившихся основой питомника. Впоследствии от этих собак было получено хорошее потомство, которое с удовольствием брали для разведения другие заводчики. Если про собак говорили, что фокстерьеры завода Бено, то эти слова служили как бы своеобразным «знаком качества», «торговым знаком фирмы», которые гарантировали высокие показатели собак. Фоксов завода Бено для организации своих питомников брали граф Д. Г. Менгден, Д. М. Граббс, В. И. Колосов, Г. Г. Елисеев и другие.

Бено принадлежал выдающийся производитель гладкошерстный ч. Модель, который на выставках в 1900 и 1901 годах у судей Ф. Грешама (Англия) и М. Фульда (Германия) был признан лучшим кобелем породы.

РИСУНОК 22. Гладкошерстный фокстерьер завода К. Л. Бено, выписанный из питомника Ф. Редмонда (Англия)

К. А. Бено занимался также экспертной деятельностью, неоднократно судил фокстерьеров на выставочных рингах и на испытаниях в норе. В 1906 году он издает книгу «Фокстерьер», которая содержит обширные сведения о состоянии породы того времени, исторические данные, много писем, статей и воспоминаний крупнейших английских, немецких и русских заводчиков фокстерьеров, теоретические рассуждения о методике экспертизы, полевых испытаний, сведения о принципах разведения собак и устройстве питомников.

Труд этот долгое время оставался практически единственной на русском языке книгой о фокстерьере. Кроме того, Бено занимался активной организаторской деятельностью. Ему принадлежит заслуга в организации и создании первого русского объединения любителей норных собак, он принимал участие в разработке правил выставок и испытаний.

Бено являлся членом немецкого Кружка заводчиков фокстерьеров. Вклад Константина Андреевича в развитие норных пород в нашей стране значителен и исторически оценен еще далеко не полностью.

В истории разведения фокстерьеров в России остались имена Я. Я. Брайсона (создавшего питомник в самом конце прошлого века, клички собак его завода имели заводскую приставку Невски, наиболее известный кобель этого питомника Невски-Рояль являлся на выставках постоянным соперником ч. Моделя Бено), В. В. Лядова, А. К. Гейслера, графа Уварова (разводил гладкошерстных фокстерьеров), Р. В. Тамплина и Г. Н. Сверчкова, который начал свою заводческую деятельность (в ранней юности) со скрещивания суки-бультерьера с фоксом. Затем в Риге он приобрел уже породистого фокстерьера, который, правда, не блистал на выставках. Позднее, в питомниках Принцинга, Фульда (Германия) и Редмонда (Англия), т.е. наиболее престижных, он приобретает хороших собак и впоследствии экспонирует на выставках достойных фокстерьеров.

Сверчков был незаурядным художником-анималистом. Изображал он и собак, в том числе своих любимцев — фокстерьеров. Несколько таких акварелей находилось в коллекции К.

А. Бено.

В. И. Колесов приобретал фокстерьеров для своего завода также из наиболее известных английских и немецких питомников, но с не меньшим успехом он вел породу и от собак завода Бено. Огромное значение Колесов придавал практической охоте, выступая со статьями на эту тему в охотничьей и кинологической периодике того времени.

Питомники фокстерьеров начинают появляться в других городах России, охватывая внушительную территорию Европейской части страны. Популярность породы стремительно растет. Небольшие отважные фоксы завоевывают симпатии собаководов в разных местах России. Наиболее крупным заводчиком в Москве становится В. А. Досс.

Часть собак им была выписана из-за границы, но основу питомника составили фокстерьеры завода Бено. Досс разводил и гладкошерстных, и жесткошерстных собак. Крупные питомники фокстерьеров также принадлежали М. Бек-Гергарду (Новгород), В. А. Гевличу (Пенза; он приобретает впоследствии у Бено его знаменитого ч. Моделя), барону Вульфу (Рига), П. А. Кривошеину (Полтавская губерния), Фацеру, Г. Гаккману (Гельсингфорс). А ряды любителей фокстерьеров пополняются все новыми и новыми собаководами.

Бено писал: «. наши первые заводчики фокстерьеров завлекли массу других любителей последователей, которые уже по протоптанной дороге, тоже до известной степени успешно взялись и повели это дело . » Фокстерьеры начинают фигурировать на выставках в других городах.

Как отмечалось, XII выставка Общества любителей породистых собак (1899) демонстрировала 49 фоксов.

Среди них особо выделялись собаки Брайтона, Бено, Менгдена и др.

На испытаниях в искусственной норе лучшим стал кобель, принадлежавший Бено. Выставочная карьера его же фокстерьера ч. Моделя началась год спустя, на XIII очередной выставке Общества, где судил фокстерьеров Фр. Грешам из Англии, XIV выставка (1901) представила 50 фокстерьеров (из них пять жесткошерстных), по отзывам современников, высокого экстерьерного уровня.

Эволюция породы в России делает необходимым приглашение на выставки наиболее авторитетных и квалифицированных судей. Таковыми располагали Англия и Германия. Фокстерьеров на XIV очередной выставке судил М. Фульда (в следующем году был приглашен Гео Принцинг).

До нас дошел практически полный отчет Фульда об этой выставке. Вот некоторые выдержки из него: «Выставка устраивалась в идеальном для этой цели помещении — Михайловском манеже. Поражающе больших размеров, с массою воздуха и света и полным отсутствием сквозняков, манеж этот представляет выставочное помещение, какового я нигде и никогда не видел, хотя не раз бывал и в Англии, и в Голландии на выставках собак.

Несмотря на то, что выставка длилась 5 дней, это нисколько не утомило собак, так как каждый день к 12 часам дня их приводили, а в 6—7 часов вечера уже брали с выставки. домой . Фокстерьеры (мои любимцы) хорошо себя показали . Так как любовь и распространение породистых фокстерьеров в России зародились еще недавно, то и неудивительно, что лучшие собаки были преимущественно вывезены из Германии и Англии.

Но что русские любители умеют, бесспорно, разводить собак, это доказали классы молодых собак, рожденных в России, и особенно кобелей».

Далее Фульда описывает лучших кобелей, проходивших в классе победителей: «Первым прошел после упорной борьбы старый чемпион Модель К. А. Бено; пес этот до сих пор сохранил свой отличный склад; только в плечах он несколько ослаб, тем не менее, он бьет своего главного соперника Невски-Рояля Я. Я. Брайтона головою, лапами, спиною и задом. Невски-Рояль, недавно вывезенный из Англии, очень красив, с отличным видом, хорошей рубашкой и чудным характером терьера. Его спина могла бы быть короче и лапы более комковатыми». В классе победительниц-сук «собралось все избранное и изысканное общество, которое редко можно встретить даже на лучших выставках Германии. Первою легко проходит Фатиница К. А. Бено . За исключением головы, которая сообразно длине могла быть немного уже, сука эта почти достойна названия «идеальной».

При этом она выдающегося темперамента и в ринге всегда в отличном порядке. За нею второю следует Фербеллин К. А. Бено, родная сестра чемпиона Фритхофа. Если судить эту собаку по пунктам и баллам, то все в ней очень хорошо, но она хуже Фатиницы выглядит в ринге и немного раскормлена».

Интересны описания последних собак в открытом классе кобелей: «. Затем идет еще Барбарис К. Соболева, длинношерстный кобель неизвестного происхождения, плохо одетый, с плохою головой и дурными порочными ушами. Остальные пять собак не могли быть вовсе отмечены, так как длинношерстный Спот г-на Гейзелера настоящий шпиц, а уж никак не фокстерьер, а остальные представляют собой квинтэссенцию всех пород вместе».

Открытый класс сук Фульда описывал так: «В этом классе первою проходит вывезенная из Англии красивая сука Невски-Астор г-на Брайсона. Небольшая костью сука эта с идеально прямыми ногами держит уши довольно высоко. Рубашка же ее хороша. Позже ей предстояло в борьбе с Фатиницей Бено оспаривать еще специальный приз на лучшего фокстерьера выставки.

В этой борьбе Астор проиграла первенство Фатинице, которая лучше ее задом и общим видом. Астор же ни за что не хотела лучше показать себя в ринге». О кобелях щенячьего класса Фульда пишет: «Выше всех в этом классе, безусловно, отличный, хотя немного и крупный кобель — сын ч. Модели — Джек графа Менгдена. Помимо его роста, я не нашел в нем ничего порочного и даже уверен, что, когда он выровняется, у него лучше разовьется грудь, через что он уже будет казаться не столь крупным.

Не погрубеет ли его голова со временем, это покажет будущее, во всяком случае кобель этот очень хорош и доказывает собою, что петербургские любители располагают уже достаточно материалом для вывоза хороших кровных фокстерьеров».

Развитие породы и возрастающий интерес русских собаководов к маленьким норным собакам вообще (фокстерьерам, таксам) привели к тому, что на стыке веков в 1900 году, несмотря на то, что уже существовали организации, объединяющие любителей породистых собак, выделяется в самостоятельное Русское общество любителей фокстерьеров и такс, или РОЛФиТ (рис. 23). Инициатором и одним из учредителей Общества стал К. А. Бено. Основателями Общества также являлись Я.

Я. Брайсон, А. К. Гейслер, А.А.Алан, Л. К. Делафосс, М. М. Данилов, Д. А. Икорников, P.P. Руге и Ф. И. Лимберг.

Почетным Председателем Общества (своего рода меценатом его) стал князь Б. Д. Голицын (рис. 24). Почетными членами были приглашены крупные заводчики по фокстерьерам В. Джонстон (Англия) и М. Фульда (Германия).

Объединение это находилось в ведении Министерства земледелия и государственных имуществ, располагалось в Петербурге на Васильевском острове. Общество ставило перед собой совершенно конкретные цели:

  1. содействовать улучшению породистых собак вообще, а фокстерьеров и такс, полезных при истреблении хищников в норах, в особенности;
  2. истребление вредных хищных зверей и птиц, мешающих успешному процветанию земледелия;
  3. ведение правильной подземной охоты с собаками.

Общество издавало специализированную газету, которую все его члены получали бесплатно. Позднее вышло несколько номеров журнала РОЛФиТ.

РИСУНОК 23. Записной листок Русского общества любителей фокстерьеров и такс

РИСУНОК 24. Один из старейших заводчиков фокстерьеров в России, Почетный председатель Русского Общества любителей фокстерьеров и такс князь Б.Д. Голицын

Общество вело свою племенную книгу — Студ-Бук, в которую занесены сведения о происхождении фокстерьеров (такс и охотничьих терьеров вообще), а также выдавало свидетельства, удостоверяющие происхождение собак, и справки лицам, интересующимся собаководством в России. Общество было заинтересовано в распространении «своих» пород, поэтому для иногородних собак делались определенные «поблажки»: «Для собак иногородних достаточно засвидетельствование их породности на родословной местным судьей на выставках или авторитетом той или другой породы.

Причем, однако, Общество оставляет за собой право признать компетентность вышеуказанных иногородних лиц и авторитетов». РОЛФиТ следило за занесением в Студ-Бук собак исключительно чистопородных, а за нарушение правил записи владельцы подвергались наказанию — от исключения собаки из племенной книга до лишения владельца права выставлять свою собаку на выставках или испытаниях.

Фокстерьеров записывали в первый том Студ-Бука, и списки затем издавали отдельными брошюрами. В 1901 году в начале марта Общество проводит в Петербурге свою первую специализированную выставку. Судьей по фокстерьерам сначала был приглашен известный немецкий специалист по терьерам Отто Галлер.

Однако вследствие его болезни фокстерьеров судил Г. В. Саутам, приехавший по приглашению РОЛФиТ из Москвы. Он же проводил испытания фоксов в искусственной норе. К выставке были приурочены испытания фокстерьеров по барсуку на почетный приз — большую серебряную медаль Министерства земледелия и государственных имуществ.

Судил эти испытания К. А. Бено. Испытания в искусственной норе по подсадным хищникам (лисице и барсуку) Общество проводило, как сообщала его газета, «по особым правилам и вообще более серьезно и строго спортивно, чего до сих пор в России не было, хотя разные общества уже три-четыре года как устраивают подобные испытания».

Первую выставку РОЛФиТ приветствовали другие кинологические организации как русские, так и зарубежные, прислав свои медали, награды и лучших собак. В оформлении выставки приняли участие многие члены Общества, она была украшена декорациями, чучелами, трофеями.

Выдано было 28 призов и 60 похвальных отзывов.

Мероприятие это вызвало значительный интерес у петербургской публики и послужило стимулом для объединения любителей «подземных» собак.

Всего на выставке было представлено 75 фокстерьеров. По числу собак и качественному составу такого отдела фокстерьеров нигде и никогда в России не было. Например, в классе победителей кобелей конкурировало пять собак и все с золотыми медалями. На рингах опять встретились извечные соперники — кобели ч. Модель и Невски-Рояль, суки Невски-Астор и Фатиница (заводчики Бено и Брайсон).

В 1903 году состоялась II специализированная выставка РОЛФиТ. Примечательно, что на этой выставке некоторые из собак разыгрывались в лотерею с последующей выплатой их стоимости заводчику.

В последующие годы Общество периодически устраивало в Петербурге, Москве и других городах выставки, куда записывали, однако, не только фокстерьеров и такс. Например, на III выставке РОЛФиТ в 1904 году было представлено помимо 60 гладкошерстных и 15 жесткошерстных фокстерьеров еще 24 терьера других пород (судья Р. Штребель из Мюнхена). На выставках этих можно было «кое-чему научиться и, экспонировав свою собаку, достойную получить помимо правильной оценки ее, поощрение за труд свой, как собакозаводчик или как владелец породной собаки».

Общество на выставках устанавливало призы — «денежные или вещами (вазы, сервизы, бокалы, кубки и т.д.)». Кроме того выдавались медали и жетоны. На выставках РОЛФиТ фокстерьеры могли экспонироваться в восьми классах:



  • открытый — для всех собак, независимо от возраста;
  • класс выставочных победителей — для всех собак, получивших не менее двух первых призов в открытом классе;
  • класс рабочих победителей — для фокстерьеров, получивших на испытаниях в норе какую-либо награду;
  • класс собак старшего возраста — старше 15-ти месяцев;
  • класс младшего возраста — до 15-ти месяцев;
  • особый класс, выделяющийся Обществом, — для собак, рожденных в России. Общество было заинтересовано в укоренении норных пород, и поэтому такие, уже «обрусевшие» собаки выставлялись в особом классе, который так и назывался — класс собак, рожденных в России. Эти собаки получали свои призы и награды.

Общество предусматривало и групповые классы:

  • парный класс, где могли экспонироваться две разнополые собаки одного владельца, без различия возраста (одной разновидности)
  • класс групп — для собак одного владельца (но не однопометников).

Звание чемпиона могла получить собака, взявшая три раза подряд первые награды на каких-либо других выставках.

Вопросы методики экспертизы фокстерьеров на выставках волновали российских собаководов так же, как и собаководов в других странах. Особый интерес вызывал вопрос о том, с какой точки зрения необходимо подходить к оценке экстерьера фокса — с точки зрения декоративности или с точки зрения охотничьего применения собак. Бено писал: «У охотничьих собак под понятием «красота» принимаются во внимание не только детали и блестящий вид, но и возможность применения собаки на охоте.

Судья должен выделять собак, средних по росту (не выше 38 см), которые применимы были бы для охоты в норах и при этом отлично сложены» [1, с. 102 и 103].

Известный английский авторитет по фокстерьерам В. Глинн, соображения которого приводит Бено, высказывал мнение о том, что на выставках имеется тенденция к поощрению терьеров с хорошими головами, но при этом совершенно упускаются из вида другие стати экстерьера. Часто на первые места попадали фоксы с отличными головами, но с массой других недостатков, и, наоборот, прекрасно сложенные собаки не отмечались только потому, что их головы не были исключительной длины. И вновь мнение Бено: «Что касается головы, то в настоящее время стараются выводить терьеров с елико возможно длинными головами, и все потому, что взгляд на фокстерьера как на охотничью собаку еще далеко не вполне всеми усвоен.

Да, голова должна быть и суха, и достаточно длинна. Чем длиннее голова, тем слабее мускулатура и сила хватки у собаки, а поэтому опасайтесь выводить фокстерьеров с головами борзых собак» [1, с. 104].

Для наглядности процессов развития породы фокстерьеров в России в сравнении с развитием породы в Англии и Германии приведем промеры пяти лучших собак, сделанные на III специальной выставке РОЛФиТ в 1904 году судьей Р. Штребелем (каждый пятый промер сделан у суки, остальные — у кобелей), см:

длина морды (от глаз до мочки носа): 8; 8,5; 9,5; 8,8; 8,4;

длина головы (соответственно первым цифрам): 18; 17,5; 18,8; 18; 17,2;



объем груди: 53; 46; 45,5; 42,5; 44,5;

высота в холке, см: 43; 40; 41,2; 40; 38,2.

Русское общество любителей фокстерьеров и такс, будучи заинтересованным в развитии охотничьих качеств собак, вело активную полевую работу. Проводились испытания по лисице и барсуку в искусственной норе конструкции Фульда с некоторыми изменениями, сделанными К. Бено. Испытания фокстерьеров так же, как и в Германии, проводились по классам. Однако классы были другие:

  • 1-й класс — молодые собаки до 2-х лет;
  • 2-й класс — собаки старше 2-х лет (по лисице);
  • 3-й открытый класс — собаки всех возрастов (по барсуку);
  • 4-й класс — победители по барсуку.

По 1-му классу допускалось подразделение на кобелей и сук, для всех других классов такое подразделение не допускалось. В классе победителей участвовали только те собаки, которые имели не менее двух призов в открытом классе. Собаке, получившей три раза в классе победителей первый приз, присуждалось звание полевого чемпиона. Продолжительность работы в норе была предоставлена на усмотрение судьи, но не должна была для первых трех классов превышать 15, а для класса победителей 20 минут.

При этом работа фокстерьеров отвечала определенным требованиям. Фокстерьер, например, не должен был « . молча бросаться в нору, и молча же нападать, и молча гонять зверя, и молча же хватать его и держать. Такая манера работы должна быть сочтена безусловно порочной. Идеальной все же остается работа с регулярными взлаиваниями, с преследованием зверя перед собой, до тех пор, пока деваться ему уже более некуда.

При попытке зверя прорваться, собака должна взять его по месту или осадить хорошей хваткой». Говоря о требованиях к рабочим качествам фокстерьеров, Б. Д. Голицын отмечал, что злоба у нашего, российского фокстерьера должна быть развита в большей степени, чем у его английского собрата, так как, во-первых, в России значительно активнее работа по барсуку и, во-вторых, норы более обширны и барсук может в них очень быстро окопаться от собаки, если она недостаточно плотно держит (удерживает) зверя.

Развитию охотничьих качеств фокстерьеров и такс Общество придавало большое значение. На эту тему пишутся статьи, опубликованные в газете Общества. Так, в 1903 году газета помещает материал, где говорится: «Не раз уже поднимали вопрос о том, чтобы на выставки были допускаемы только те подземные собаки, которые чем-либо выказали себя на призовых испытаниях в норе.

Это требование не только справедливо, но и является необходимостью, во избежание того, чтобы наши подземные собаки со временем не стали исключительно комнатными, и действительно нельзя отрицать, что нынче многие из наших заводчиков — исключительно обращают внимание свое на экстерьер».

Испытания начинают проводиться не только РОЛФиТ и не только в Петербурге. В 1907 году создастся Московское общество любителей фокстерьеров, которое также испытывало собак в норе. Однако первые московские испытания «подземных» собак в искусственной норе состоялись гораздо раньше, некоторое время спустя после I выставки Московского общества охоты (конец последнего десятилетия прошлого века).

Судил эти испытания Эмиль Илгнер из Германии. А первые испытания фокстерьеров в Гельсингфорсе состоялись еще в 1896 году. На выставке в 1902 году, организованной Новгородским обществом охоты, проводились и испытания.

Правда, из-за несовершенства искусственной норы и небольшого числа выставленных собак они не вызвали особого интереса.

Все эти данные свидетельствуют о достаточно широком интересе к фокстерьерам в России и заставляют пересмотреть некоторые существовавшие в литературе сведения о развитии породы в нашей стране. Например, традиционно считалось, что жесткошерстный фокстерьер появляется у нас только в 20-с годы текущего столетия, а норные собаки не пользовались в России особой популярностью. Первые любители фокстерьеров, заводчики и Общества сыграли свою положительную роль в становлении породы в нашей стране, внесли весомый вклад в развитие отечественного охотничьего собаководства, заложили основы «правильной» норной охоты, выступали за здоровую атмосферу спортивной соревновательности, чуждой корысти и меркантилизма.

Бено писал: « . мы не сомневаемся, что в недалеком будущем у нас появится еще масса любителей . и зародится, быть может, немало новых клубов и обществ; что же, дай Бог, скажем мы; соревнование открытое, честное, чисто спортивное всегда благодатно отзывается на всяком деле, раз оно не сопряжено с интригами, личными счетами и другими мало имеющего общего со спортом данными», Пусть эти слова воспринимаются сегодня как завещание потомкам.

Современный фокстерьер — небольшая очень элегантная стройная собака с нарядным трехцветным окрасом, в котором эффектно контрастируют белый фон и разбросанные по нему в «живописном беспорядке» цветные пятна (черные, черные с подпалинами, рыжие, причем белый фон должен преобладать). Экстерьер этих собак отличается законченностью форм, их исключительной пропорциональностью и сбалансированностью. Квадратный формат — «сбитая колодка», высоко поставленная сухая шея с гордо поднятой длинной точеной головой: все это может быть названо одним словом — гармония.

Внешний облик фокстерьера всегда ассоциируется с благородством, подтянутостью и энергией, неразрывно связанными с хорошей спортивной формой и физической выносливостью. Эта небольшая собака являет собой пример концентрации значительной силы в малом объеме. Об этом свидетельствует и темперамент фокса — взрывной, экспансивный, неисчерпаемо энергичный и всегда бодрый.

Помните, у Маяковского: «Подпрыгивают фоксы, показывают фокусы».

Когда фокстерьер застывает в стойке, от него невозможно оторвать глаза. Стойка у породы врожденная — собранная, напряженная, энергичная. Собака словно устремлена вперед, она вся — порыв, движение. Поэтому и старается как можно меньше касаться земли лапами и замирает «на коготках».

Фокстерьер в стойке — словно спортсмен на старте: сжатая внутри него пружина в любой миг готова распрямиться. Это очень эстетичное и захватывающее зрелище. Но одновременно и строгое — без красивостей и излишеств.

Недаром фокстерьер — собака английского джентльмена.

3. Фокстерьеры в предвоенный и послевоенный периоды

От хорошего по рабочим качествам дореволюционного поголовья фокстерьеров после 1917 года, к сожалению, остались (в основном в Москве) лишь единичные экземпляры собак обеих разновидностей породы. Если до 1917 года работа с породой сосредоточивалась, главным образом, в Петербурге, то после революции до настоящего времени основным центром разведения фокстерьеров является Москва.

В дальних коленах родословных некоторых современных фокстерьеров можно найти фамилии некоторых московских заводчиков и клички их собак. Примером может служить известный в свое время заводчик и охотник А. А. Налетов, державший не только фоксов, но и гончих, и лаек. От принадлежащих ему фокстерьеров (кобеля Джека и суки Долли) был получен жесткошерстный Дохин-Доррис, отличавшийся высокими рабочими качествами.

Этот кобель, по свидетельству очевидцев, на одной из охот продемонстрировал цепкую вязкость, проработав по барсуку 14 часов подряд, ни разу не выйдя из норы.

Неудивительно, что кровь Дохин-Дорриса ценилась, и впоследствии собаководы нередко прибегали к инбридингу на него. Так, его кличка дважды встречается в дальних коленах родословной жесткошерстного Дика 71/ф (1943). Кличку Дика в свою очередь можно встретить в родословных многих современных фокстерьеров обеих пород.

Значительно реже фигурирует в родословных кобель Гарри (вл. А. А. Налетов), сука Дэзи (вл.

Павлова) и др. В 20-х годах уровень рабочих качеств фокстерьеров в Европе был высок, несмотря на выставочную моду и большую популярность породы у любителей, далеких от интересов охоты.

Особенно строго эти качества поддерживались на родине фокстерьеров — в Англии, а также в Ирландии.

Для восстановления численности фокстерьеров в нашей стране в послереволюционные годы из Англии, Ирландии и Бельгии были привезены собаки с очень интересными родословными, содержащими клички известных производителей и чемпионов. Импортирование осуществлялось питомником Всекохотсоюза, а также частными лицами. В этих целях известным заводчиком А. И. Окуневым из Бельгии были выписаны:

  • жесткошерстный, черно-пегий кобель Крокслей-Кромвель (1925), происходивший от Виски де ла Сам LOSH 12384 и Притти-Фаиси LOSH 15696 Симена; в родословной имеются клички ч.ч. Олклифа Тачка и дважды — Адмирала Джеймстера; на выставках в СССР получил звание чемпиона, десять золотых медалей, десять первых призов и дипломы 1—III степеней;
  • жесткошерстная сука Крокслей-Уай-Нот (выписана одновременно с Крокслеем-Кромвелем), происходившая от Викерли LOSH 14940 и Еппинг Илейшен LOSH 13195; в родословной есть кличка Уайабой Пейнтон; на выставках получала золотые медали и имела звание чемпиона.

Упоминание об этой замечательной паре, оставившей выдающееся по качеству потомство, можно найти в дальних рядах родословных многих чемпионов и победителей выставок, а также престижных состязаний всех рангов обеих разновидностей (впоследствии пород) фокстерьеров.

Кроме того, из импортированных в 20-е годы производителей следует отметить:

  • жесткошерстного кобеля Спуда-оф-Шанегольден 6400 (1927) белого окраса с небольшими отметинами от Мастер-Телли и Просперины (Ирландия, заводчик Д. Вюрн); выписан питомником Всекохотсоюза и впоследствии приобретен И. П. Лазаревым; получил в Дублине на выставке первый приз; в Москве ему присуждено 5 золотых медалей, 4 золотых жетона и 8 призов, имел диплом I степени по барсуку;
  • гладкошерстного черно-пегого кобеля Мольтон-Пунч-Бола KCSB 7763/28 (1927), вывезенного из Англии; на выставках в Англии и Ирландии получены 17 первых, 16 вторых и 15 третьих призов, три почетных кубка, две высшие награды «Зеленая звезда»; в Москве награжден золотой медалью и призом; вл. С.Т. Прокин;
  • суку Маджик-оф-Шанегольден (1927) от Тара-Ревю и Сюрприз-оф-Шанегольден; заводчик Хислип, Ирландия; приобретена Всекохотсоюзом под № 6401;
  • жесткошерстную трехцветную Кокхилл-Кэрлэсс KCSB 43074/33 (1933), происходившую от английских собак: ч. Тэта-Тэтрара и Чайпит Коллин (вл. Э. Э. Борель); в родословной значительна концентрация крови известного английского чемпиона Талавера-Саймона, а также присутствуют клички интернационального чемпиона Идэна Аристократа и ч. Гендлинга Сэйфгарда;
  • гладкошерстного рыже-пегого кобеля Баудена-Бест-Мэна 12/ф среднего роста (рис. 25), происходящего от Боуден-Бест-Эвера и Боуден-Файр-Мэд; вывезен из Ирландии, вл. Герман;
  • жесткошерстного трехцветного кобеля Бобса 7433 (1930), происходящего от Котчель-Комба и Леди-Буф Холл; вывезен из Англии; вл. И. П. Лазарев; на выставке получены золотая медаль и приз.



В первые годы становления породы в нашей стране усилиями группы охотников и любителей фокстерьеров была практически заложена основа для их разведения. В ряду имен крупнейших заводчиков особое место занимают А. И. Окунев, Н. П. Кудряшев, С. М. Горнов, И. Е, Головкин и др. Значительная роль в становлении породы принадлежит эксперту и заводчику Э. Э. Борелю.

Начиная с 1931 года экспертизу норных собак на рингах первых московских областных выставок, а также испытания и состязания проводили эксперты, среди которых были и заводчики: Б. В. Ясюнинский, А. И. Павлов, П. Б. Юргенсон, И. Ф. Смирнов, П. М. Иловайский.

Большая работа была проделана страстным любителем фокстерьеров С. М. Горновым. Значимость результатов его работы в истории разведения послевоенных фокстерьеров огромна. С. М. Горнов начинает свою деятельность в начале 30-х годов. На первых порах он не был особенно искушен в кинологии, но страстно любил норную охоту.

Первую свою собаку он приобрел на птичьем рынке, размещавшемся тогда на Трубной площади Москвы. Куцый (так назвал своего терьера Семен Михайлович) принимал участие в популярных в то время испытаниях по крысам, а также норному зверю, но к племенному использованию не привлекался.

Не имея какого-либо кинологического образования, но, обладая врожденной интуицией, Семен Михайлович сумел вырастить многих полевых и ринговых чемпионов. Любовь к фокстерьерам он пронес через всю свою долгую жизнь.

После Куцего вскоре С. М. Горнов приобретает породистых собак с хорошими родословными, и уже на третьей Московской областной выставке (1933) появляются знаменитый впоследствии жесткошерстный кобель Дредноут 1/ф и его однопометница Дрилька (1932), принадлежавшие С.

М. Горнову. Отличаясь доброжелательностью, отсутствием меркантилизма, Горнов стремился отдавать щенков охотникам и всемерно помогал в натаске собак.

Почти одновременно с С. М. Горновым первые шаги предпринимали и другие энтузиасты норной охоты, из которых нужно отметить Н. П. Кудряшева, И. И. Лебедева, И.Е. Головкина, А. И. Павлова, И. И. Окунева, брата А. И. Окунева и др. Если Н. П. Кудряшев, один из крупнейших заводчиков 30—40-х годов, вел работу с обеими разновидностями фокстерьеров (его собак можно было узнать по заводской приставке Никуд), то Е. И. Головкин основное внимание уделял гладкошерстной разновидности породы, а И. И. Лебедев, И. И. Окунев и А. И. Павлов отдавали предпочтение жесткошерстным фоксам. Наиболее плодотворно кинологическая деятельность И. Е. Головкина и И. И. Окунева развернулась в конце 1940—1950 годах. Ими было выращено много отличных полевиков и собак-чемпионов.

Этими энтузиастами и была проделана основная восстановительная работа с обеими разновидностями фокстерьеров.

А теперь перейдем к характеристике наиболее выдающихся потомков собак, выращенных этими заводчиками, и определим роль и значение этих производителей в современном поголовье фокстерьеров.

Поскольку практиковались вязки фокстерьеров обеих разновидностей вплоть до 1950-х годов, историю их развития в ряде случаев лучше вести параллельно, сообразуясь с тем или иным этапом эволюции породы. Сначала речь пойдет о прямых потомках производителей довоенного периода.

Жесткошерстный Дик 71/ф, один из немногих потомков дореволюционных собак, сыграл значительную роль в становлении гладкошерстной разновидности.

Он давал как жесткошерстное, так и гладкошерстное потомство. Родословная Дика 71/ф насыщена кровями великолепных собак— Дохина-Дорриса, а также имеется концентрация кровей Крокелеев как по линии отца Никуд-Грамма II 30/ф, так и матери Никуд-Фары 23/ф (вл. Н. П. Кудряшов).

Кроме того, у матери в еще большей степени сконцентрированы крови гладкошерстного Боуден-Бест-Мена 12/ф, а также Маджик-оф-Шанегольден 6401 — собак, крови которых оказали благотворное влияние на породу гладкошерстных фокстерьеров и клички которых можно встретить в родословных последующих поколений.

В жесткошерстной разновидности Дик 71/ф не оставил интересных потомков. Из гладкошерстных потомков этого кобеля наиболее заметное влияние на породу оказал рыже-пегий Джерри-II (вл. Жданов), имевший оценку «очень хорошо» и диплом II степени.

По матери ч. Глеро 86/ф (вл. Горнов) он приходится внуком гладкошерстного Джерри 14/ф (вл. Лебедев), происходящего от Боуден-Бест-Мена 12/ф и Глеро (вл.

Лебедев), в родословной которой имеются крови лучших производителей (Меджик-оф-Шанегольден 6401, ч. Бара-Белла 6403, Мольтон-Пенч-Бол и др.), импортированных в 20-х годах из Англии, Ирландии и Бельгии.

Джерри 14/ф был широко использован и дал многочисленных потомков, как гладкошерстных, так и жесткошерстных, поскольку его вязали с суками обеих разновидностей.

Особая роль была уготована первому чемпиону заводчика С. М. Горнова — жесткошерстному Дредноуту 1/ф, давшему многочисленное потомство и зарекомендовавшему себя хорошим производителем.

Он стал родоначальником линии, характеризовавшейся высокими рабочими качествами и отличным для того времени экстерьером.

Ч. Дредноут 1/ф (1933)—жесткошерстный, рыже-пегий кобель от Тур-де-Тэта 7306 (вл. Кулагин) и Деза 7464 (вл. Горнов), получил звание чемпиона на ВСХВ (1939). Он был отмечен 13-ю золотыми медалями, 24-мя призами и имел дипломы I и II степеней.

Родословная его построена на умеренном инбридинге на крокслеев и прилитии кровей ирландских производителей жесткошерстного Спуда-оф-Шанегольден (вл. Лазарев) и гладкошерстную Маджик-оф-Шанегольден (принадлежала Всекохотсоюзу).

Наиболее значительными потомками Дредноута 1/ф являются рыже-пегий ч. Дредноут II 2/ф и ч. Глеро 86/ф (вл. Горнов), а также рыже-пегий Бассон 8235 (вл. Павлов, затем Егельский), жесткошерстный рыже-пегий Чука (вл. Синицын), жесткошерстный трехцветный Дред-Микки (вл. Вавилов) и др.

Все эти собаки были отмечены золотыми и большими серебряными медалями, а часть из них стала чемпионами.

В довоенные годы испытания и соревнования норных собак по подсадному зверю нередко устраивали в дни проведения выставок. Интересно, что тогда уже практиковалось двоеборье, т.е. собаки соревновались и по лисице, и по барсуку, но награждались за каждый вид работы отдельно. Успех в многоборье не оценивался и не отмечался наградами, принося владельцу лишь моральное удовлетворение, а собаке — заслуженный авторитет среди поклонников норной охоты.

Например, на четвертой Московской областной выставке (1934) первый приз по лисице получил ч.

Крокслей-Кромвель (вл. А. И. Окунев), а первый приз по барсуку был присужден Жуй-Жую (вл. Скородумов). В двоеборье успешно выступила Дези (вл. Дригалин), получившая по барсуку третий приз, а по лисе четвертый.

Соревнования судил Э. Э. Борель.

На выставках иногда проводились и соревнования по травле крыс. Для этого в большую сетчатую клетку размером в основании примерно 2х2 м сажали десять крыс и запускали туда собаку. В момент пуска включали секундомер, и собаке необходимо было как можно быстрее справиться со своей задачей — истребить всех крыс.

Однако завершить травлю до конца удавалось не каждому фоксу. Дело в том, что фокстерьер ловил и приканчивал в основном тех крыс, которые спасались от него бегством, т.е. собака замечала двигающихся зверьков. Часть же крыс, замерев, не привлекала внимания собаки, и она нередко прекращала работу. В это время останавливали и секундомер. Такие соревнования, требовавшие от норной собаки внимания, ловкости и смекалки, которыми не пренебрегали владельцы фокстерьеров, успешно выступавших по лисице и барсуку, были организованы в 1931 году на первой Московской областной выставке.

Главными конкурентами оказались Куцый (вл. Горнов) и Доджер (вл. И. И. Окунев). Победа досталась Куцему.

Доджеру не повезло: быстро расправившись с бегавшими крысами, он не заметил нескольких притаившихся, что и послужило причиной проигрыша.

В те времена испытания по норному зверю проводили в довольно примитивной норе. По существовавшим тогда Правилам испытаний по барсуку диплом I степени присуждали собаке, взявшей барсука мертвой хваткой по месту в первом котле (т.е.

котле, ближайшем к входу). Если ей удавалось взять зверя «только» во втором котле, то в этом случае присуждался диплом II степени и, соответственно, хватка в третьем котле сопровождалась оценкой работы дипломом III степени.

Таким образом, наши предшественники предъявляли к фокстерьерам высокие требования и были, безусловно, правы, так как это благотворно сказывалось на рабочих качествах племенного поголовья.

В 1935 году на Всесоюзной выставке были организованы состязания норных собак по барсуку в переносной норе (принадлежала С. М. Горнову), расчленявшейся на три трубы и три котла. Эта особенность конструкции давала возможность проведения испытания собак в любом месте. Секции этой деревянной норы были частично выполнены из металлической сетки, что позволяло видеть вес действия собаки и зверя.

Середина 1930-х годов знаменуется крупными победами собак А. И. Окунева и Э. Э. Борсля. Жесткошерстный Крокслей-Кромвель неоднократно занимает первые места, награждается золотыми медалями и первыми призами. Немногим ему уступает Спуд-оф-Шанегольден (вл. И. П. Лазарев).

Среди гладкошерстных фоксов доминируют собаки Э. Э. Бореля, особенно Ероло, Прим, Бари-Бель и др. С ними нередко успешно конкурируют собаки заводчиков Лазарева, Павлова, Юргенсона, Дригалина и др. Первых успехов добиваются питомцы С. М. Горнова и И. Е. Головкина. В это же время впервые упоминается заводчик Константин Иванович Загорянский, немало энергии отдавший в 1960— 1970-е годы гладкошерстным фокстерьерам.

Мы еще встретимся с собаками этого заводчика. На выставках проводились конкурсы на лучшего фокстерьера выставки. Такой приз в 1932 году был присужден, например, гладкошерстному Крыму, принадлежавшему Э. Э. Борелю.

Приведенные сведения дают представление о том, как проводились выставки собак: посетители и владельцы собак имели возможность видеть и красоту экстерьера, и работу собаки. Благодаря такой организации выставки были очень популярны, привлекая внимание не только охотников и собаководов, но и просто любителей животных и природы. Таким образом, в то время собаководы не только умело и целенаправленно вели племенную работу с обеими разновидностями породы, но и наглядно демонстрировали свои достижения, увлекательно проводя кинологические мероприятия.

Известный эксперт-кинолог А. В. Платонов писал: «. к концу довоенного периода . не только удачно использовали вывозных производителей, но провели работу по закреплению полученных лучших комбинаций комплексным инбридингом, сумели вывести свой тип рабочего фокстерьера, может быть, не всегда достаточно элегантного, но породного крепкого, с мощным костяком и хорошим складом». В тяжкую военную пору, благодаря самоотверженности энтузиастов, в первую очередь С. М. Горнова и Н. П. Кудряшева, удалось сохранить часть довоенного поголовья фокстерьеров. Кинологическая деятельность в стране заметно сократилась.

Но, тем не менее, в 1943 году была найдена возможность для оказания помощи кинологам. Появились условия для содержания собак и возобновления племенной работы по восстановлению утраченного племенного материала (охотничьих и служебных собак).

Проводились выставки. Даже в 1943 году была организована выставка, на которой демонстрировалось 412 собак, из них 27 жесткошерстных и 15 гладкошерстных фокстерьеров. В следующем, 1944 году, участвовало 575 собак, из них 23 жесткошерстных и 16 гладкошерстных фоксов.

В 1945 году в выставочный каталог было записано уже 1209 собак (в том числе 268 фокстерьеров) из государственных (в те годы их было гораздо больше, чем в настоящее время) и частных питомников, в том числе из питомников С. М. Горнова 10 собак, Н. П. Кудряшева — 20 (5 гладкошерстных фокстерьеров). Выставлялось собак против записанных примерно вдвое меньше.

Судейство фокстерьеров на выставках военных и первых послевоенных лет проводили эксперты: А. В. Платонов, А. К. Кулагин, Н. И. Полонов и др. Помимо выставок проводились и испытания в искусственной норе и даже состязания. Так, 28 ноября 1943 года были организованы состязания по Правилам, действовавшим в 1930—1940-е годы. Согласно этим правилам оценивались в баллах следующие охотничьи качества собак: голос — 15 баллов, злоба — 20, вязкость — 25, хватка — 25 и стиль — 15 (под стилем здесь, по существу, понималось мастерство собаки). Первый приз был присужден жесткошерстной Шади-Годи (вл.

Горнов), выигравшей при следующих баллах: 13— 14—20—10—12, всего 69; второй приз — таксе Флейте (вл. Смирнов) при баллах: 12—11—20—10—13, всего 68; и третье — Никуд-Грамму II (вл. Кудряшев) при баллах: 5 —20—10—25—5, всего 65. В состязаниях участвовало десять собак, шесть из них были дипломированы, четыре сняты.

Вес призеры получили дипломы лишь III степени.

Высшую злобу показал Никуд-Грамм II, получивший полные баллы за хватку.

Аналогичные состязания были проведены в 1944 году тем же экспертом. Первый приз с дипломом I степени (баллы: 13—18—20—25—14, всего 90 баллов из 100) получила ч. Грасси (вл. Горнов); второй приз с дипломом II степени оказался у Никуд-Грамма II (баллы: 5—18— 20—25—10, всего 78). В этих состязаниях участвовало уже 16 собак, из них было дипломировано 9.

Интересно, что дипломированные собаки составляли 56—60 процентов от общего количества. Это характерно для большей части современных состязаний норных. Однако требования к собакам тогда предъявлялись более жесткие. В этом не трудно убедиться, если сравнить эти данные с результатами, полученными на испытаниях и состязаниях норных по подсадной лисице в П-образной норе с использованием экспериментальных правил 1988 года. В этом случае проверялись те же охотничьи качества, кроме стиля работы.

Число дипломированных собак колебалось в пределах 74—98 процентов! Эти цифры свидетельствуют об очень низких требованиях к рабочим качествам собак.

В послевоенный период племенная работа с фокстерьерам велась в двух направлениях: во-первых, восстановление численности собак и, во-вторых, изживание последствий практиковавшихся ранее вязок гладкошерстных фокстерьеров с жесткошерстными, что привело к появлению жесткошерстных фоксов со слабой оброслостью морды, но в то же время с очень жесткой рубашкой и высокими рабочими качествами.

Особенно характерно это было для собак С. М. Горнова. К началу 1950-х годов такие вязки уже не допускались, но в пометах жесткошерстных фокстерьеров еще нередко появлялись гладкошерстные щенки и, подчас, очень неплохие, а часть из них даже оказала благотворное влияние на породу.

Дело в том, что от двух гладкошерстных особей, независимо от того, какой разновидности были их предки, никогда не бывает жесткошерстных щенков, так как ген жесткошерстности доминирует над геном гладкошерстности и в скрытом виде не бывает. От спаривания же двух жесткошерстных или жесткошерстного с «гладким», при условии, что в родословных «жестких» фоксов имеются гладкошерстные, могут появляться щенки обеих разновидностей. История фокстерьеров послевоенного периода далее будет излагаться уже для каждой породы самостоятельно,

Во время войны удалось сохранить неплохое поголовье фокстерьеров, и племенная работа с ними велась при одновременном привлечении импортированных из Германии и Венгрии в последние военные и послевоенные годы производителей обеих пород. Часть из них оказалась в питомниках (например, в питомнике «Красная звезда»), другие — у частных лиц. К сожалению, импортирование нередко носило случайный характер, и значительная часть собак не имела каких-либо документов, удостоверяющих их происхождение.

Вместе с малопородными экземплярами появились и породные особи.

Отсутствие родословных чрезвычайно усложнило ведение племенной работы, так как результаты ее могли проясниться лишь через несколько поколений, что было чревато возможностью закрепления негативных черт экстерьера, а также ослаблением рабочих качеств.

Первые послевоенные Правила испытаний по сравнению с довоенными несколько изменились. На сей раз баллы распределились следующим образом: голос — 10+5 (доносчивость + ритмичность), злоба — 25; вязкость — 25; стиль — 25; послушание — 5+5 (подход + ходьба у ноги). Как видим, имеются принципиальные отличия. Нет оценки за хватку, но появилась оценка послушания.

Злоба оценивается более высоким баллом (на 5 баллов больше), оценка вязкости осталась на прежнем уровне, а оценка стиля возросла (на 10 баллов).

В довоенных Правилах под стилем понимается мастерство действий собаки, а в Правилах 1955 года имелось ввиду следующее: характер норения собаки, ее продвижения по норе и характер собственно борьбы со зверем, умение вести борьбу с лисицей без получения травм и т.д. Параметры искусственной норы того времени были следующими: высота в поперечном сечении трубы — 27—28 см, ширина — 22 см; котлы имели округлую форму с диаметром поперечника 60 см.

В Правилах 1955 года было много условностей и расплывчатых понятий, в частности, понятие о сложности норы, которое в новых Правилах 1981 года стало более конкретным. Есть и еще ряд менее значительных отличий. Интерес представляют Правила испытаний норных по вольному барсуку в естественных норах, принятые в середине 1950-х годов.

Организация и проведение таких испытаний — дело очень нелегкое. Причина вот в чем. Для того чтобы иметь возможность контролировать и оценивать действия собаки, находящейся в норе и работающей по барсуку, нора должна быть мелкой, т.е.

ее ходы должны быть не глубоко заложены и поэтому до слуха судей должны свободно доноситься все перипетии схватки собаки со зверем, включая и момент «зарывания» барсука, если оно будет иметь место.

Барсучьи норы в большинстве регионов страны повсеместно потревожены, особенно в последнее время. Неудивительно, что зверь стал уходить все глубже, а норы стали многоярусными, сложными и располагаться на глубинах 2—4 метра. Какие тут могут быть условия для прослушивания, тем более, что требуется не только установить место контакта собаки со зверем (что еще возможно), но и получить полную картину всего происходящего под землей.

Естественно, что в Правилах 1981 года испытания по вольному барсуку не были предусмотрены.

Правилами 1955 года (по барсуку) действия собаки оценивали по 100-балльной шкале, включая параметры: голос — 10+5; злоба — 25; вязкость — 25; мастерство — 25; послушание — 5+5. Пожалуй, самым сложным в рассматриваемых условиях является фиксация и оценка мастерства. Проведение испытаний по барсуку к тому же сопровождалось разрушением нор.

Да и сами испытания могли проводиться только с разрешения органов управления охотничьего хозяйства. После 1955 года Правила пересматривались четырежды — в 1959, 1972, 1981 и 1991 годах.

Данный сайт является личной страничкой фокстерьера Рекса и его хозяина.

Все вопросы, пожелания и предложения отправляйте по адресу: postmaster@foxterrier.ru

Copyright © 2001, 2002 Ласточкин А.Г. (AKA Perepil)

О admin

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Check Also

Северные ездовые собаки (Сибирский Хаски и Маламут)

Северные ездовые собаки (Сибирский Хаски и Маламут) Секция 1. Северные ездовые собаки Сегодня обе породы являются аборигенными для Аляски, то есть выведенными в этой местности.

Стоит ли покупать покупать подрощенного щенка мопса — Мопс

Стоит ли покупать покупать подрощенного щенка мопса - Мопс. Питомник LOTHEART СТОИТ ЛИ ПОКУПАТЬ ПОДРОЩЕННОГО ЩЕНКА МОПСА ? Пример статьи о кинологии. Для начала, я хотела бы немного описать сложившуюся ситуацию.

Происхождение породы — Сайт drathaar-mooir!

Порода собак Немецкий дратхаар "Мой друг собака" № 1 2010г Эту породу легавых знают и держат в основном охотники. Но интересен тот факт, что вовсе не любители охоты, волею случая столкнувшиеся с этой породой, заводят впоследствии только дратхааров, и это свидетельствует о полной самодостаточности породы.

Лабрадор-ретривер: фото, описание породы, характера, ухода

Лабрадор-ретривер Лабрадор-ретривер (англ. Labrador Retriever) охотничья подружейная собака. Это одна из самых популярных пород в мире, особенно в Великобритании и США.

Собаки — Сибирский хаски

Сибирский хаски Хаски – простая в уходе собака. Она чистоплотна. Ей необходима регулярная чистка шерсти щеткой. В период линьки шерсть следует прочесывать частым гребнем.

Плюсы и минусы породы мопс: характер, уход, воспитание (фото)

Основные минусы и плюсы мопсов характеристика породы Мопсам, как никакой другой породе, свойственны эти качества. Но прежде чем заводить четвероногого друга, необходимо правильно оценить возможности.

Щенок бассет хаунд минск, Умный пес

щенок бассет хаунд минск купить щенков - объявления продажа щенков. Бесплатные объявления Продается очаровательная девочка немецкого/померанского шпица. Очень ласковая, игривая, нежная, пушистая.

ЙОРКШИРСКИЙ ТЕРЬЕР — Стандарт FCI № 186 — Щенки йорка, йоркширского терьера, китайской хохлатой, кобели для вязки, Питомник INGRUS-ИНГРУС

Щенки Йоркширского терьера | Щербакова Инга - Питомник Ингрус | www.INGRUS.net Щенки йорка – йоркширского терьера и китайской хохлатой собаки, с гарантиями качества и здоровья, кобели для вязок.

Венгерская выжла: короткошерстная легавая собака, жесткошерстная порода

Порода собак венгерская выжла Венгерская выжла — элегантная, аристократически сложенная собака, привлекающая внимание с первого взгляда. Быстрая и ловкая, подобная золотистой молнии, она легко и грациозно движется, подтверждая славу прирожденного охотника.

Сайт обо всем

Золотистый ретривер, описание породы

Порода собак золотистый ретривер Ретривер производит впечатление приветливой, интеллигентной и послушной собаки. Представители этой породы очень активные и подвижные – с таким пытливым от рождения умом тяжело усидеть на месте.

Бультерьер: фото собаки, цена, описание породы, характер, видео

Бультерьер Бультерьеров можно по праву назвать самой противоречивой породой собак. Со слов владельцев – это добрейшие, преданные существа, не способные и мухи обидеть, прекрасно подходящие в качестве домашних любимцев.

Гладкошерстный ретривер Retriever, Flat-Coated

Гладкошерстный ретривер Retriever, Flat-Coated Стандарты пород по FCI: Когда человек стал охотиться на поднятую на крыло птицу, то для поиска и апортировки дичи использовали разные породы собак, называемых ретриверами.

Ирландский терьер: фото и описание породы

Ирландский терьер или «смелый дьявол» Ирландский терьер – энергичная, жизнерадостная, непредсказуемая и преданная владельцу собака. Элегантность и своеобразная красота сочетаются в нем с кипучей энергией, задором и желанием работать, не покладая лап.

Персональный сайт — Афганская борзая

Порода собак Афганская борзая Афганская борзая очень древняя порода собак, происходящая из Синая. Афган изображен на египетских папирусах, на стенах в пещерах Афганистана он был нарисован примерно 4000 лет назад.

Вязание для собак и кошек

Вязание для собак и кошек. Вязание комбинезонов, свитеров, кофточек для Мои советы помогут вам быстро и просто связать для своего питомца красивый и модный свитер, груминг мопса.

Китайская хохлатая собака: все о породе и особенности ухода, фото

Уход за китайской хохлатой собакой Китайская хохлатая собака станет верным и добрым товарищем абсолютно любому собаководу. Эти милые существа даже на первый взгляд кажутся достойными любых выставочных показов.

Американский кокер-спаниель: стандарт и характеристика породы, содержание

Американские кокер-спаниели — маленький верный друг родом из Испании Американский кокер-спаниель — небольшая активная и добродушная собака. Современные кокеры — результат длительной селекции.

Курцхаар: фото, описание породы, характеристика

Охотничья собака курцхаар Курцхаар — это настоящая рабочая собака из Германии. Порода насчитывает несколько сотен лет, скорее всего, к немцам она попала из Италии или Испании, где использовалась для охоты на птиц.

Английский той-терьер

Английский той-терьер. Маленькие породы собак Большую часть в истории развития мира люди жили на собственных участках, занимались сельским хозяйством, разводили домашний скот и забавную живность, которая порой просто радовала глаз.

Примечательность породы дратхаар, описание и особенности

Дратхаар: описание породы, особенности (Немецкая жесткошёрстная легавая) Дратхаар – жесткошерстная порода, родом из Германии, предками которой были легавые породы.

Бультерьер, Отзывы покупателей

Бультерьер - отзывы Расскажу свою историю про пса. А у Вас есть домашние животные?+ МНОГО фото своего любимчика с первого дня появления в моей жизни по сегодняшний! Привет всем! Сегодня хочу рассказать о моем четвероногом друге.

Ездовые псы: верные спутники путешественников, Мир Приключений

Ездовые псы: верные спутники путешественников Собака – первое животное, вступившее в союз с человеком. Произошло это, как полагают, около 30 тысяч лет назад в центре Юго-Восточной Азии.

Далматин: описание породы, фото, уход и содержание

Далматин Далматины – очень жизнерадостные и элегантные собаки, история которых уходит корнями на несколько столетий назад. Далматин или Dalmatian – не только прекрасные охотники, но и замечательные компаньоны, и семейные любимцы.

Стандарт породы такса

Порода собак Такса Стандарт породы – это описанный словами образ идеальной таксы, включающий в себя описание внешнего вида, характера, темперамента, рабочих особенностей и поведения.